?

Log in

No account? Create an account


Блог tenox совместно с блогом rgfront и группами Sozialer Widerstand (Социальное Сопротивление, Нюрнберг), Soziale Befreiung (Социальное Освобождение, Бад Зальцунген), Bibliothek des Widerstandes (Библиотека Сопротивления, Любек) из Германии, а также Sociaal revolutionaire beweging (Социально-революционное движение, Гронинген, Голландия) является частью интернациональной социально-революционной сети.

Конечно, революционная программа это нонсенс, т.к. революции происходят не согласно программ, а имеют свою внутреннюю социальную динамику. Но тем не менее какие-то рамки ориентира для революционеров и революционерок должны быть.
Наша статья «Борьба против капитализма» также носит «программный» характер и может быть полезна при радикализации сознания.


Борьба за бесклассовое общество является антиполитичной, т.к. любая форма политики, будь она левой, правой или центристской означает всего лишь управление капиталистической нищетой, она является частью организации нужды, зависимости и отчуждения. «Революционная» политика – это еще один из способов политической борьбы за власть. Она уже проявила свой настоящий характер, например, в России в 1917 г. и в Испании в 1936 г. и показала свою несостоятельность освободить людей от капитализма. Революционная политика является частью проблемы настолько, насколько она не может быть частью ее решения.


Борьба за бесклассовое общество является антиидентичной, т.к. любая идентичность при капиталистических отношений – это продукт уже имеющихся и соответственно отправная точка новых расхождений и расколов. Это означает, наша борьба одновременно является и антипролетарской, и антибуржуазной. Идентичности уменьшают нас и привязывают к системе и являются продуктами самой системы. Развитие человеческой идентичности возможно лишь по ту сторону капиталистической экономики. Речь идет не о том, чтобы стать рабочим или кем то другим, а о возможности стать полноценным человеком и не переставать им быть. Поэтому, не может быть также и речи о господстве рабочего класса, поскольку коммунизм есть упразднение всех классов.


Read more...Collapse )

В девятой статье о революционном послевоенном кризисе в Германии изложен наш рассказ о рабочем и солдатском совете Гамбурга. В статье присутствует короткий рассказ о событиях во время революционного кризиса в Гамбурге и критика национал-большевистской идеологии и практики верхушки гамбургского рабочего совета.



Демонстрация в день похорон погибших революционеров. Площадь Хайлигенгейстфельд, Гамбург, 24 ноября 1918 г.


Как мы уже писали в нашей статье Мировой исторический период 1914-1945 гг., идеологией обоих ведущих гамбургских «коммунистов» Генриха Лауффенберга и Фрица Вольфхайма ещё во время Первой мировой войны была гремучая смесь национал-большевизма. Поскольку Лауффенберг стал верховным представителем системы советов в Гамбурге, в течение некоторого времени идеология национал-большевизма также определяла практику рабочих советов в Гамбурге, хотя активно они стали её защищать после второй половины 1919 г.

Поэтому мы бы хотели кратко изложить и подвергнуть критике идеологическое содержание национал-большевизма. Лауффенберг и Вольфхайм выступали за построение в Германии государства на основе «диктатуры пролетариата», этим они не очень отличались от других радикальных марксистов и марксисток Германии того периода. Однако их национал-большевистская идеология исключала даже создание госкапиталистического режима по примеру Советской России при Ленине и Троцком. «Диктатура пролетариата» изначально предназначалась только для контроля над буржуазией, а не для лишения её власти. Таким образом, идеология «диктатуры пролетариата» обоих гамбургских нацболов не была даже госкапиталистической, а основывалась на активном вмешательстве государства в политику и экономику, т.е. госинтервенционистской. Лауффенберг и Вольфхайм хотели любой ценой предотвратить гражданскую войну в стране, чтобы Германия смогла на стороне Советской России вести «национально-революционную» войну против Антанты, против Франции и Англии. Для этой цели согласно идеологии национал-большевиков было необходимо заключить мировую с буржуазией под контролем «диктатуры пролетариата». «В тот момент, когда речь заходит о войне с зарубежными странами, именно правящий класс, рабочий класс крайне заинтересованы в мире внутри страны. И при условии, что буржуазия безоговорочно признает захват власти пролетариатом, диктатура пролетариата была бы не менее заинтересована в установлении революционного мира во время войны.»(Kommunistische Arbeiterzeitung (Hamburg) (Коммунистическая рабочая газета (Гамбург)) 1919 г. № 173.)Read more...Collapse )

В следующей статье изложен наш короткий рассказ о Бременской «советской» республике, которая фактически была прообразом госкапиталистического режима и в неравном бою была раздавлена контрреволюцией.



Объявление о взятии власти со стороны рабочего и солдатского совета. Ратуша Бремена, 15 ноября 1918 г.


10 января 1919 г. в Бремене политическим партиям НСДПГ и КПГ(СС) удалось посредством советов завоевать государственную власть и провозгласить Бременскую «советскую» республику. С объективной точки зрения такого рода провозглашённая политическими партиями «советская» республика могла быть всего лишь прообразом госкапиталистического режима, такого же, какой был установлен большевиками в Советской России, который, однако, в Германии из-за известных обстоятельств не обладал стабильной основой. Политические партии и капиталистические отношения взаимно воспроизводят друг друга. Самым радикальным шагом, на который способны пойти политические партии - это огосударствление капитала. Только организованные вне партий пролетарии могут победить капитализм. Однако на тот момент пролетариату ещё не хватало достаточного опыта для формулирования этих знаний и, прежде всего, ему не хватало революционной практики, основанной на этих знаниях. Поэтому не будем слишком строго судить о Бременской «советской» республике.Read more...Collapse )

Мы продолжаем серию публикаций под общим названием «Послевоенный революционный кризис в Германии (1918-1923)». В нашей сегодняшней статье мы рассказали о так называемом Январском восстании в 1919 г. в Берлине. В частности нам удалось показать, что целями восстания были свержение режима Эберта и захват государственной власти, при том что результатом такого захвата могло стать всего лишь установление в Германии госкапиталистического режима по примеру Советской России.



Вооружённые рабочие демонстрируют против увольнения полицей-президента Эйхгорна. Берлин, январь 1919 г.


После неудавшейся контрреволюционной атаки, организованной членами правительства от Социал-демократической партии большинства против Народной морской дивизии, представители Независимой социал-демократической партии в знак протеста покинули кабинет Эберта. До этого момента контрреволюция использовала членов правительства НСДПГ в качестве «революционного» фигового листка против пролетариата, чтобы сплотиться и нанести решающий удар по пролетариату в столице. 4 января 1919 г., чтобы спровоцировать классово-боевой пролетариат на выступление, а также избавиться от представителя левого крыла НСДПГ Эмиля Эйхгорна в сенате города, прусское министерство внутренних дел освободило его от должности полицей-президента Берлина. Ни сам Эйхгорн, ни НСДПГ, ни «революционные» старосты и КПГ(СС) не захотели признавать это смещение.

Между тем контрреволюция готовилась нанести решительный удар по классово-боевому пролетариату Берлина. Так, 4 января члены правительства Фридрих Эберт и Густав Носке произвели осмотр подразделения фрайкоров в Цоссене, недалеко от Берлина. 6 января отвечающий за военную сферу в Совете народных уполномоченных Носке принял командование контрреволюционными войсковыми соединениями. Он взял на себя эту функцию со словами: «Пожалуй, кто-то же должен быть кровавым псом. Я не страшусь ответственности».Read more...Collapse )

В нашей пятой статье о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-1923 гг. мы подробно рассказали об объединении и перегруппировке сторонников революции и контрреволюции. В частности нам удалось показать, что отмежевание Союза Спартака от социал-демократии было слишком поздним и не достаточно последовательным. Мы также установили, что идеология «еврейско-большевистского мирового заговора» была частью мировоззрения контрреволюции и её основоположниками были отнюдь не нацистские силы в 1930-х гг. в Германии.



Вооружённый патруль рабочих и солдат, Берлин, Унтер-дер-Линден 10 ноября 1918 г.


В конце декабря 1918 г., ещё до того как система советов смогла развиться, благодаря профессиональным политикам из СДПГ-большинства и солдатским советам контрреволюции удалось лишить её власти в пользу социально-реакционной парламентской демократии. Оппортунистическое приспособление НСДПГ и революционных старост к СДПГ-большинства, а также доминирование партийных политиков в советах очень способствовали распространению социал-демократической контрреволюции внутри системы советов. С сегодняшней точки зрения наиболее последовательные революционеры и революционерки должны были выйти из НСДПГ - но не основывать новую политическую партию, - чтобы в первую очередь сформировать революционное движение/фракцию внутри рабочих и солдатских советах. В результате социальные революционеры и революционерки преодолели бы объективно буржуазно-реакционную партийную форму организации и решительно встали бы на организационную основу системы советов. Исходя из этой организационной основы, они могли бы сознательно и последовательно вести борьбу против разрушающей систему советов изнутри партийной политики СДПГ-большинства и НСДПГ и должны были бороться за революционное разрушение государства и отмену товарного производства. Однако нашей сегодняшней позицией мы обязаны тогдашнему опыту. В 1918/1919 гг. наиболее радикальные марксисты и марксистки ещё не смогли развить такую позицию. Эти концепции были разработаны ими в 1920 г. - в то время, когда реальная потенциально революционная система советов была уже разрушена. Read more...Collapse )

Мы продолжаем серию статей о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-1923 гг. Сегодня речь пойдёт о событиях Ноябрьской революции, кульминацией которой стало создание системы советов на всей территории империи. Мы также подробно остановились на структуре системы советов, на роли и тактике социал-демократических и марксистских политиков и профсоюзных функционеров в них. Кроме этого нам удалось показать, чего не хватало марксизму и анархизму, чтобы показать советам революционный путь развития и что было необходимо революционному пролетариату для победоносной социальной революции.



Карта важнейших пунктов где образовались рабочие и солдатские советы, 4-10 ноября 1918 г.


Осенью 1918 года в Германии сложилась революционная ситуация. Угнетатели не могли больше править как раньше, а угнетённые не могли и не хотели жить как прежде. Революционный сигнал к началу революции в конце октября дали матросы Киля. Они отказались бессмысленно принести себя в жертву ради мании величия германского империализма и снова отправиться в морскую битву. Матросы Киля покончили с империалистической войной и вступили в классовую войну. Они стали примером для солдат, рабочих и работниц во всей империи. Когда немецкий империализм начал репрессии против кильских матросов и арестовал более тысячи матросов, началась революция. Тысячи рабочих, работниц и их семей 3 ноября 1918 г. вышли на демонстрацию с требованием освобождения матросов. Реакционный военный патруль из числа преданных кайзеру офицеров открыл огонь по демонстрантам, было много убитых и раненных. На это последовал ответный революционный удар пролетариата Киля, матросы наконец-то открыли ответный огонь!

В Киле разразилась революция. Спонтанно сформированный в соответствии с потребностями ситуации и, следовательно, очень сознательно сформированный солдатский совет уже 4 ноября имел в своём распоряжении около 40 000 вооружённых солдат. Между революционными солдатами и рабочими и работницами началось братание. Ещё вечером 4 ноября представители больших предприятий Киля приняли решение о всеобщей забастовке, которая на следующий день раскрыла весь свой потенциал. Верфи были заняты матросами.Read more...Collapse )

Рихард Мюллер открывает заседание конгресса рабочих и солдатских советов в Палате депутатов,
Берлин, 16 декабря 1918 г.


Прежде чем мы продолжим изучение Ноябрьской революции в Берлине, мы бы хотели задаться одним вопросом, который возникает из нашего предыдущего анализа событий. Может ли сознательная революционная сила в современном капиталистическом мире во время революционной ситуации опираться только на спонтанность масс, если ориентация на политическое завоевание власти может привести только к основанию нового - объективно социально-реакционного - государства, и такая стратегия, в отличие от аграрного государства, обязательно должна потерпеть неудачу? Сознательные революционеры и революционерки во время объективно революционной ситуации в современном капитализме могут очень многое сделать, чтобы помочь создать субъективные предпосылки для превращения революционной ситуации в победоносную социальную революцию. То, что было сделано революционными старостами, а именно объединение заводских и фабричных активистов и активисток в сеть, также должны ещё до революции попытаться путём преодоления профсоюзной организации создать пролетарские революционеры и революционерки! Но не надо забывать, что революционные старосты были штатными профсоюзными чиновниками и что сегодняшние революционеры и революционерки не могут выполнять каких-либо штатных или постоянных функций в этих социально-реформистских организациях.Read more...Collapse )

В нашей четвёртой статье о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-1923 гг. мы рассказали об организации капиталистического производства и о причинах и последствиях кризисов капиталистической системы. В статье мы подробно остановились на таком важном для понимания возникновения кризисов капиталистической системы понятии как тенденция нормы прибыли к понижению. Повествования о социальных и революционных потрясениях, которые предшествовали Первой мировой войне, и о возникновении революционных ситуаций в России, Венгрии и Германии завершают очерк.



Отряды Красной Гвардии во время Венгерской «советской» республики, Будапешт, март 1919 г.


Чтобы понять значение послевоенного революционного кризиса в Германии для мирового исторического процесса, необходимо рассматривать это событие как часть европейского послевоенного кризиса и анализировать этот кризис в рамках исторического периода 1914-1945 гг.

Как мы в нашей предыдущей статье заметили, возникновение объективных условий для революционной ситуации в значительной степени зависит от слепого движения приращения капитала. В процессе приумножения капитала капиталист или капиталистка преобразовывает свой денежный капитал в производительный капитал тем, что покупает средства производства, т.е. предметный производительный капитал, и нанимает мелкобуржуазную и пролетарскую рабочую силу. Рабочая сила при капитализме является ничем иным как человеческим производительным капиталом, который с помощью средств производства производит капитал в виде товаров. Стоимость товарного капитала соответствует среднему затраченному общественному времени для производства этого продукта. При этом цена товара определяется также посредством предложения и спроса на рынке, т.е. цена товара как правило выше или ниже, чем его стоимость.

В процессе производства меновой стоимости/цены нового товара рабочая сила переносит стоимость необходимых для средств производства на новый товар. Одновременно с этим во время своего рабочего времени новому продукту добавляется новая стоимость. В рабочее время рабочие и работницы производят стоимость, которая соответствует их зарплате, в то время как в прибавочное время они производят прибавочную стоимость для буржуазии. Соотношение прибыли, т.е. прибавочного труда, к затратам на заработную плату называется нормой прибавочной стоимости, которая исчисляется в процентах. Она, как говорил Маркс в первом томе «Капитала», является «точным выражением степени эксплуатации рабочей силы капиталом, или рабочего капиталистом».Read more...Collapse )

Мы продолжаем серию публикаций под общим названием «Послевоенный революционный кризис в Германии (1918-1923)». В нашей сегодняшней статье мы подробно остановились на революционных и реакционных тенденциях анархизма и на радикальных течениях, существовавших внутри СДПГ и Генеральной комиссии профсоюзов Германии в конце 19-го века. В статье также присутствует анализ практического опыта, необходимого для обобщения социальной теории и объективных предпосылок, необходимых для возникновения революционной ситуации.



Видные деятели анархистского движения.
(Слева на право: Бакунин, Ландауэр, Кропоткин, Прудон, Штирнер и Мост)


Одним из острых критиков марксизма был анархист Михаил Бакунин. В своей полемике против Маркса ему удалось предсказать структуры советского госкапитализма, который олицетворял в себе большевизм как радикальное крыло русской социал-демократии. Бакунин исходил из того, что «пролетариат должен разрушить государство как вечную тюрьму народных масс». Критикуя Маркса за его «авторитаризм» он писал: «По нашему мнению, раз овладев им (государством), он (пролетариат) должен немедленно его разрушить, как вечную тюрьму народных масс; по теории же г. Маркса, народ не только не должен его разрушать, напротив, должен укрепить и усилить и в этом виде передать в полное распоряжение своих благодетелей, опекунов и учителей - начальников коммунистической партии, словом, г. Марксу и его друзьям, которые начнут освобождать по-своему. Они сосредоточат бразды правления в сильной руке, потому что невежественный народ требует весьма сильного попечения; создадут единый государственный банк, сосредоточивающий в своих руках все торгово-промышленное, земледельческое и даже научное производство, а массу народа разделят на две армии: промышленную и землепашественную под непосредственною командою государственных инженеров, которые составят новое привилегированное науко-политическое сословие.» (М. Бакунин, Государственность и Анархия, 1873 г.) Бакунин также смог предвидеть интеграцию немецкой социал-демократии в государство: «В целом, немецкая социал-демократия по целям и средствам - типично буржуазная партия, главная задача которой - воссоединение германской нации и создание пангерманского государства.» (Там же). При этом надо заметить, что представления самого Бакунина о тайных сообществах также носили сильный авторитарный характер. На этом представлении, была например, построена анaрхо-синдикалистская Федерация анархистов Иберии (ФАИ) в Испании, которая по сравнению с Национальной конфедерации труда (НКТ) была элитной организацией и хранительницей идеологической чистоты всего движения. Анархизм и анархо-синдикализм имели сильные антиполитические и антипарламентские тенденции, чего именно не хватало и не хватает марксизму. Также во время своего наилучшего периода, т.е. до первой мировой войны, анархизм и анархо-синдикализм воплощали в себе более радикальные формы воспроизводительной классовой борьбы, чем христианские или социал-демократические профсоюзы. Однако синдикаты, т.е. профсоюзы олицетворяют в себе идеологию и практику мирового профсоюзного движения. Профсоюзы принципиально не могут быть революционными организациями, т.к. по своей сути они являются бюрократически отчуждённым выражением воспроизводительной классовой борьбы. Буржуазно-бюрократический аппарат профсоюзов стремиться целиком интегрироваться в рамках отдельной промышленной отрасли и национального капитала в целом. После первой мировой войны у анархо-синдикализма появились сильные тенденции приспособления к мировой капиталистической системе. Социально-реакционной кульминацией этого движения стало вхождение в 1936 г. боссов НКТ в демократическо-сталинистское правительство Народного фронта. (См. Путч генералов, классовая война пролетариата и контрреволюция Народного фронта) Read more...Collapse )

В нашей второй статье о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-1923 гг. мы подробно остановились на революционных и реакционных тенденциях, на слабых и сильных сторонах учения Маркса и Энгельса. Также нам удалось на примере Социал-демократической партии Германии показать, что в рамках частнособственнического капитализма партии могут прийти к власти только в качестве политического персонала буржуазии.



Видные деятели марксистского и социал-демократического движения.
(Слева на право: Маркс, Энгельс, Лассаль, Бебель, Каутский и Бернштейн)


Политическим крылом немецкого институционализированного рабочего движения была Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). Немецкая социал-демократия – и не только немецкая – с самого начала находилась под влиянием двух противоречивых явлений: революционной марксистской идеологии и социально-реформистской практики парламентаризма. То, что на начальной стадии парламентская социально-реформистская практика социал-демократии могла ещё скрываться под маской марксистской идеологии, не было случайным, т.к. эти реформистские и социально-реакционые тенденции нашли место в самой теории Маркса и Энгельса. При радикальной критике партийного марксизма невозможно не заметить антиреволюционные тенденции Маркса и Энгельса. Однако в то же самое время радикальная критика партийного марксизма возможна только на основе диалектического материализма, т.е. она опирается на революционную тенденцию марксизма - диалектико-материалистическое понимание общества и истории и основанную на нём критику капитализма. Здесь мы противопоставляем всем ленинистским идеализациям в этом вопросе последовательную диалектико-материалистическую критику социал-демократического партийного марксизма.

Марксизм образца 19 века был как исторически, так и социально ограничен. Его историческая ограниченность была следствием тогдашней относительной слабости мировой капиталистической системы и глобальной классовой борьбы пролетариата. Для понимания контрреволюционной сущности партийного марксизма был необходим опыт послевоенного революционного кризиса в Европе. Однако Маркс и Энгельс не могли пережить этот опыт. Вторая ограниченность их теории была социально-классовой. Маркс и Энгельс были буржуазными интеллигентами и не являлись частью пролетариата. В остальном марксизм абсолютно правильно учит выводить теоретическую надстройку какой-то теории из её материальной основы. Однако в рамках идеализации своей теории он делает исключение. Марксизм сам полностью нематериалистически называет себя «теорией рабочего класса». Это утверждение абсолютно абстрагировано от того факта, что большинство марксистских теоретиков были и остаются мелкобуржуазными интеллигентами. В немецкой социал-демократии дела обстояли таким же образом. Поэтому мы характеризуем марксизм как мелкобуржуазно-радикальную теорию, которая колебалась между капиталистической социальной реакцией и необходимостью классовой борьбы пролетариата. Read more...Collapse )

Profile

tenox
За самоупразднение пролетариата!

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner