За самоупразднение пролетариата! (tenox) wrote,
За самоупразднение пролетариата!
tenox

Categories:

Развитие капитализма в Германской империи

В нашей первой статье о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-1923 гг. мы подробно остановились на развитии капитализма, на социальном положении общественных классов и их роли в производственном процессе. Мы также рассказали о политических организациях отдельных классов существующих на тот момент в кайзеровской Германии, становлении профсоюзного движения и его функции в организации совместной с капиталом и государством эксплуатации пролетариата.



«В добрый час!» - юные заводские рабочие, Мангейм 1907 г.


Основанная в 1871 г. Германская империя зиждилась на классовом компромиссе между немецкой буржуазией и крупными землевладельцами в особенности с юнкерами из к востоку от Эльбы. В созданной сверху железным кулаком Пруссии объединённой Германии национальный капитал получил мощный импульс для развития. Одновременно с этим устаревшему юнкерству и прусской монархии, которая правила в Германии, удалось продлить своё существование на несколько десятилетий. Прусский король был одновременно кайзером Германии, и демократия как и парламентаризм в немецкой империи были относительно слабо развиты. В армии правила старая каста офицеров – выходцев из дворянства. На верхушке гражданского государственного аппарата доминирующую роль играли чиновники из аристократического сословия, в то время как рядовые чиновники в основном были выходцами из буржуазной среды.

Однако не только политическая и военная надстройка немецкого капитализма оставалась под сильным влиянием феодальных пережитков. Юнкерство к востоку от Эльбы также было мало подвержено модернизации и не полностью интегрировано в рамки капитализма и буржуазии. Производственные отношения, царящие в среде помещиков-юнкеров, оставались полуфеодальными и полукапиталистическими. В 1880 г. прусская аристократия состояла из 20 000 дворянских родов и насчитывала около 85 000 человек. Господство этой земельной аристократии основывалось на помещичьем хозяйстве. Юнкера и помещики организовывали сами или с помощью управляющих и инспекторов эксплуатацию сельского пролетариата на больших поместьях. На тот момент сельские работники и работницы получали только 20-50 % зарплаты в деньгах – остальная часть выплачивалась натуроплатой. Кроме того, они имели право жить в принадлежащих имению домах, получали участок земли, корм для одной коровы и двух свиней, зерно, топливо, а также право на медицинское обслуживание и обеспечение по старости. Письменных договоров практически не существовало. Вместо двояко свободного наёмного труда, т.е. свободного от производительных средств, но также при наличии свободной личности, сельский пролетариат на поместьях юнкеров подвергался патриархально-патерналистской эксплуатации. Для сельских пролетарок и пролетариев к востоку от Эльбы, которые в 1907 г. составляли большинство, состоящее из 3 миллионов тружеников и тружениц села, существовал закон о выполнении служебных обязанностей, который определял их отношения с юнкерами на основе «семейного права». Так, их правовое положение практически не отличалось от правил, регулирующих отношения между батраками, батрачками и нанимателями. Эти правила сильно ограничивали их личную свободу и давали помещикам и крестьянам в случае их нарушения даже право на телесное наказание. Правила, регулирующие отношения между батраками, батрачками и нанимателями, и закон о служебных обязанностях был упразднён только после Ноябрьской революции.

Кроме этих всех патриархально-капиталистических возможностей эксплуатации сельского пролетариата юнкера обладали ещё государственными властными полномочиями. Так, 16 000 прусских помещичьих областей, которые в основном состояли из одного дворянского поместья и нескольких деревень, были как правило самостоятельными административными округами. В большинстве случаев помещик был также представителем государственной власти. Как глава общины он обладал правом контроля над начальной школой, раздачей концессии трактирщикам, строительством дорог и полицейской властью. До реформы закона о положении округов в 1872 г. владелец поместья занимал также должность председателя общины и мог передавать её по наследству. После реформы помещик должен был формально избираться на этот пост районным собранием. Так, юнкера как председатели общины обладали правом принимать решения в вопросах мелких правонарушений, могли применять силу во время забастовок сельского пролетариата и в случае преждевременного расторжения контракта с помощью полиции возвращать работников и работниц на их рабочее место. Представителем политических интересов юнкеров были основанные в 1871 г. Немецкая имперская партия и в 1876 г. – Немецкая консервативная партия. Католическая Партия центра, в которой значимую роль играло католическое духовенство, была представителем политических интересов непрусской католической аристократии.

Общественным классом, который находился между юнкерами и сельским пролетариатом, была сельская мелкая буржуазия – крестьянство. Социальная прослойка сельской мелкой буржуазии в кайзеровской Германии оставалась относительно стабильной, т.к. не происходило большого переселения крестьянства в города. В целом сельское хозяйство в империи находилось под мощным влиянием феодальных пережитков, и аграрный капитализм имел сильные мелкокрестьянские проявления. Так, например, в Бадене, Вюртемберге и Гессене большинство крестьянских дворов были мелкими и средними хозяйствами, в то время как в Средней Германии, Баварии и Рейнской области они носили смешанный характер. На севере Германии количественно преобладающие крупные крестьяне постепенно становились капиталистами-аграриями, однако их образ жизни продолжал сильно отличаться от городской буржуазии. Эти крупные крестьянские хозяйства жили за счёт эксплуатации «своих» батраков и батрачек и выстраивали свои отношения с объектами эксплуатации на основе докапиталистических правил, регулирующих отношения между батраками и нанимателями. Также крупные крестьянские хозяйства оставались частью сельской общины. Однако сельскохозяйственное производство находилось под сильным влиянием развития современной техники. Особенно введение молотильной машины значительно сократило время работы зимой.

Хотя в кайзеровской империи немецкий промышленный капитал развивался семимильными шагами, производство зерна в стране начиная со второй половины 1870 г. находилось в состоянии кризиса. В 80-х годах 19 века этот кризис ещё более углубился. За одно десятилетие цены на сельскохозяйственную продукцию сократились больше, чем на треть. Аграрный кризис продолжался с колебаниями до начала первого десятилетия 20 века. Только начиная с этого момента производство сельскохозяйственной продукции стало относительно стабилизироваться. Основной причиной кризиса сбыта зерна было переполнение мирового рынка сельскохозяйственной продукции произведённой в США дешёвой пшеницей. Транспортные расходы на производство пшеницы были снижены благодаря соединению США в единую железнодорожную систему и использованию трансокеанского пароходства. Для противодействия сельскохозяйственному кризису в Германии имперское правительство ввело в 1879 г. протекционистские пошлины, которые после обострения кризиса в 1885 г. были ещё раз подняты.

В противоположность этому промышленный капитал в Германской империи стремительно развивался. Немецкий промышленный капитал приумножался быстрее, чем его европейские конкуренты, в глобальных масштабах быстрее развивался только американский капитализм. Процентный состав ремесленничества и промышленности в немецком общественном продукте в 1871-1913 гг. вырос с 25 % до 41 %, в то время как доля сельского хозяйства упала с 42 % до 23 %. Таким образом, Германская империя осуществила переход от аграрно-индустриальной к индустриально-аграрной стране и на пороге столетия перегнала ведущую европейскую капиталистическую промышленную нацию Великобританию. Хотя Великобритания в 1913 г. и добывала больше угля, чем Германия, однако немецкое производство железа и стали вдвое опережало британское. Одной из причин такого стремительного приумножения немецкого национального капитала был относительно низкий экспорт капитала за границу. Немецкая буржуазия по сравнению со своими европейскими конкурентами инвестировала больше капитала в отечественное производство. Так, чистый общественный продукт в промежутке между 1870-1893 гг. в Германской империи вырос на 58 %, а между 1894-1913 гг. на 68 %. В частности, с 1872 г. по 1913 г. добыча каменного угля возросла в 6 раз – с 32 до 190 миллионов тонн. Параллельно с этим бурно развивалось машиностроение, а также химическая и электронная промышленность. Так, в 1913 г. немецкая химическая промышленность обогнала своих британских и американских конкурентов и стала мировым лидером по производству химикатов, краски, фармацевтических препаратов и удобрения.

С ростом приумножения капитала в стране стала возрастать и экономическая мощь немецкой буржуазии. В вопросе контроля политической власти она согласилась на классовый компромисс с юнкерством. Горно-металлургическая буржуазия, которая состояла из капиталистов и менеджеров угледобывающих и сталелитейных предприятий, была самой влиятельной фракцией внутри этого класса. Представителем социально-экономических и политических интересов этой буржуазии был основанный в 1876 г. Центральный союз немецкой промышленности (ЦСНП), который имел доминирующую позицию по сравнению с другими фракциями капитала. Центры горно-металлургической буржуазии были расположены на крупных предприятиях в Рурской области. Горно-металлургическая буржуазия была очень заинтересована в протекционистской политике государства. Другой возникшей позднее фракцией буржуазии была фракция капиталистов и менеджеров химической и электронной промышленности. Крупными представителями этого капитала были фирмы Bayer, Hoechst, BASF, Siemens и AEG. Буржуазия химической и электронной промышленности вела фракционную борьбу против своих классовых братьев из горно-металлургической буржуазии и защитных таможенных пошлин, т.к. эта фракция капитала была ориентирована на мировой рынок. Мелкая и средняя буржуазия была сконцентрирована на юге Германии, а также в Тюрингии и Саксонии.

В 1895 г. растущая фракционная борьба внутри буржуазии привела к расколу в ЦСНП и основанию Союза промышленников (СП), который стал представлять интересы нацеленной на экспорт буржуазии из обрабатывающей промышленности, и поэтому был ориентирован на свободную торговлю с другими странами. В СП входили представители текстильной буржуазии, мелкого и среднего машиностроения, пищевой и деревообрабатывающей промышленности. Однако СП однозначно находилась в тени ЦСНП. Хотя буржуазия из числа представителей крупного капитала машиностроения, а также химической и электронной промышленности также откололась от ЦСНП, но она не присоединилась к СП.

Политические интересы буржуазии представляло раздроблённое в многочисленные партии либеральное движение. Левое крыло либералов было представлено Прогрессивной партией, Свободомыслящей и Народной партиями, которые выступали за дальнейшее развитие парламентаризма и демократии в Германии. На противоположном правом крыле обосновалась Национал-либеральная партия, которая выступала за союз с юнкерством и его политическим выражением – монархией. Национал-либералы были самой сильной политической фракцией выразителей интересов буржуазии.

Социально между буржуазией и классом рабочих и работниц находилась городская мелкая буржуазия. Она, в свою очередь, разделялась на классических мелких буржуа, которые владели средствами производства (ремесленники, мелкие торговцы, представители свободных профессий) и мелких буржуа, живущих на зарплату. Классическое мелкобуржуазное сословие в Германской империи оставалось относительно стабильным. Так, число мелких ремесленных предприятий до 5 работников в промежутке между 1882-1907 гг. сократилось до 2 миллионов, в то время как число занятых в них рабочих и работниц постоянно состовляло 3 миллиона человек. На ремесленных предприятиях во временна кайзеровской Германии мелкобуржуазное товарное производство сливалось воедино с биосоциальным воспроизводством. Так ученики и подмастерья не только эксплуатировались в мастерских ремесленника, но и были частью их хозяйства, где они получали еду и ночлег. В то время как число ремесленников в кайзеровской Германии оставалось относительно стабильным, количество мелких торговцев и торговок резко возросло, что привело к росту типичного класса мелкой буржуазии. Так число торговых предприятий, которые в большинстве своём были маленькими магазинами и в основном торговали молочными и бакалейными продуктами, возросло к концу Германской империи до 1 миллиона.

Типичный класс мелкой буржуазии был расположен между буржуазией и пролетариатом, т.к. владел средствами производства и уже эмбрионально существовал за счёт эксплуатации наёмного труда. Мелкая буржуазия боялась как конкуренции крупного капитала, так и пролетарской классовой борьбы и институционализированного рабочего движения в виде партий и профсоюзов. Чтобы защитить себя от конкуренции крупного капитала владеющее средствами производства мелкобуржуазное сословие требовало от государства социально- протекционистских мер против свободного предпринимательства. Некоторые мелкобуржуазные требования были удовлетворены правительством кайзеровской Германии. Выразителем политических интересов части мелкой буржуазии, которые владели средствами производства, была основанная в 1895 г. Партия среднего класса, которая однако развалилась из-за внутренних противоречий, существующих внутри этого класса. Институционализированным выражением класса мелкой буржуазии стал основанный в 1909 г. Ганзейский союз промысла, торговли и промышленности. Причинной образования такого союза стали попытки введения налогов, выражающих интересы крупных землевладельцев. Однако начиная с 1911 г. преданная кайзеру консервативная часть мелкой буржуазии также начала организовываться в антилиберальную и антисоциалистискую организацию под названием Немецкий имперский союз среднего класса.

Часть мелкой буржуазии, которая жила на зарплату, состояла из служащих, работающих в промышленности, торговле, банковском и страховом секторе, а также из государственных служащих. В 1907 г. прослойка занятых в частном секторе служащих состояла почти из 2 миллионов людей. Хотя эта прослойка и была оторвана от средств производства и была вынуждена, как и пролетарии и пролетарки, сдавать внаём свою рабочую силу, однако между обеими классами в кайзеровской Германии существовало чёткое социальное разграничение. Так, на крупных предприятиях мелкобуржуазные служащие питались в отдельных от рабочих и работниц столовых и в частной жизни сторонились рабочих кварталов. Своих детей они отправляли в частные школы с качественным образованием. Хотя деньги на учёбу им и приходилось откладывать с трудом, однако они старались любой ценой помешать сползанию своего потомства в пролетариат. Также служащие частного сектора, как правило, сторонились пролетарской классовой борьбы и институционализированного рабочего движения, профсоюзов и СДПГ. Представителем интересов служащих в частном секторе, в большинстве своём реакционных, был основанный в 1893 г. Союз немецких национальных торговых служащих. Хотя этот союз и представлял социальные интересы и потребности живущих на зарплату мелких буржуа, однако при этом исключал право членства в федерации евреев и евреек и занимал враждебную позицию по отношению к рабочему классу и профсоюзам. Похожую промежуточную позицию между буржуазией и пролетариатом занимали государственные служащие. В 1907 г. в Германской империи насчитывалось около 1,5 миллиона госслужащих. Однако надо заметить, что мелкие госслужащие также и симпатизировали социал-демократам.

Остановимся поподробнее на рабочем классе, классовой борьбе пролетариата и институционализированном рабочем движении. С развитием капитализма в Германской империи увеличился также и рабочий класс, который является ядром современного пролетариата. Если в 1882 г. в промышленности, торговле и в сфере транспорта в Германии насчитывалось около 5 миллионов наёмных рабочих и работниц, то к 1907 г. это число удвоилось и составляло около 11 миллионов. Так, в 1907 г. процентный состав наёмных рабочих и работниц по отношению ко всему рабочему населению составлял 34 %. В том же году вместе с членами семей пролетариат в Германии насчитывал около 20 миллионов людей, что соответствовало одной трети населения. Однако если к этому добавить сельских работниц и рабочих, а также прислугу, то численный состав пролетариата вырос бы ещё больше. Здесь надо заметить, что хотя сельские работницы, работники и прислуга формально и были наёмными работниками, социально они находились под сильным влиянием докапиталистических пережитков. Промышленные работники и работницы, которые являются ядром современного пролетариата, также имели сильные социальные различия. До Первой мировой войны в кайзеровской Германии между квалифицированными работниками, которые тогда составляли 50-60 % промышленного пролетариата страны, и чернорабочими проходила глубокая социальная пропасть.

Раскол рабочего класса по националистической линии также имел глубокие корни. Из-за стремительного роста промышленного производства немецкий капитализм, а в особенности горнодобывающая промышленность, нуждалась в рабочей силе польских рабочих и работниц.
На некоторых угольных шахтах польские шахтёры составляли большинство. У польских шахтёров имелись свои улицы и «свой» профсоюз. Другой линией разделения пролетариата в Германии был социальный раскол между мужчинами и женщинами. Наёмные работницы в кайзеровской империи были особенно жестоко эксплуатируемым меньшинством тогдашнего пролетариата. Доля занятых женщин в ремесленном производстве и промышленности росла очень медленно. В 1875 г. эта доля составляла только 9,2 %, к 1907 г. она возросла всего лишь до 12,9 %. Абсолютное число живущих на зарплату занятых в промышленности и ремесле пролетарок в 1882 г. составляло 540 000, а в 1907 г. 1 540 000, т.е. их число утроилось за этот период. Очень часто зарплата этих женщин составляла даже не половину, а 1/3 зарплаты мужчин и это во многих случаях при одинаковой работе!

В Германской империи существовала жестокая система эксплуатации пролетариата. Изменения социального положения наёмных работниц и рабочих происходили очень медленно и только посредством воспроизводительной классовой борьбы. Последнюю мы называем так, потому что она направлена на улучшение условий труда и жизни пролетариата в рамках капитализма и таким образом воспроизводит капиталистические отношения на более современной основе. Воспроизводительная классовая борьба пролетариата, в первую очередь, направлена на поднятие зарплаты и сокращение рабочего времени. Буржуазии не всегда удавалось отвечать на требования рабочих и работниц только репрессиями. Иногда она была вынуждена идти на уступки классовому врагу в вопросе социальных требований повышения зарплат и уменьшения продолжительности рабочего дня. Поэтому реальная заработная плата поднималась очень медленно и с колебаниями, а средняя продолжительность рабочей недели сократилась с 66 часов в 1890 г. до 55 часов в 1910-1913 гг. Для того чтобы норма прибавочной стоимости, а именно отношение между прибылью (прибавочной стоимостью) и зарплатой, не падала, буржуазия была вынуждена при повышении зарплаты и уменьшении рабочей недели переходить к увеличению интенсивности труда и уплотнению работы. Это было тем более важно, т.к. поднятие производительности труда привело к росту расходов на средства производства, и соответственно издержки капиталистов стали расти тенденциально быстрее, чем прибыль. Такое развитие привело к понижению нормы прибыли – отношению между затратами на средства производства и зарплаты, с одной стороны, и прибылями (прибавочной стоимостью) – с другой. Эту тенденцию нормы прибыли к понижению возможно было компенсировать только посредством увеличения эксплуатации пролетариата. Таким образом, бурный рост приумножения капитала в кайзеровской Германии находился под давлением с двух сторон: с одной стороны тенденция нормы прибыли к понижению и с другой – классовая борьба пролетариата.

Важными периодами классовой борьбы пролетариата в Германии до Первой мировой были массовые забастовки шахтёров в 1872 и 1889 гг. В забастовке 1889 г. принимали участие почти 90 % горняков. После окончания этих забастовок появились первые профсоюзы работников и работниц горнодобывающей промышленности. Однако центристские христианские профессиональные объединения были успешнее, чем близкий к СДПГ «Старый союз». Также во время шахтёрских забастовок в 1905 г. председателем стачечного комитета был избран представитель христианского профсоюза.

В целом профсоюзы как сегодня, так и тогда были ничем иным как бюрократически отчуждённым выражением воспроизводительной классовой борьбы. К началу возникновения профсоюзного движения в Германии также преобладали организации, разделённые по профессиям, что являлось проявлением окостенелости старой традиции движения подмастерьев. Однако начиная с 90-х годов 19 века в Германской империи также начинаются появляться первые общепрофессиональные центральные союзы, которые были организованы не по признаку данной профессии, а по признаку деятельности в отдельной отрасли промышленности. Первопроходцем этого современного профсоюзного движения был Союз металлистов, который занимался организацией как квалифицированных рабочих и работниц, так и работников, прошедших обучение на производстве. Однако этому профсоюзу также с трудом удалось преодолеть окостенелость традиции разделения по профессиям и сопротивление капитала. В 1890 г. отдельные профсоюзы объединились в Генеральную комиссию немецких профсоюзов. Верховным бюрократом стал Карл Легин.

В Германии вначале возникновения профсоюзов буржуазия также пыталась подавлять репрессиями профсоюзное движение. Однако в течение социального учебного процесса немецкая буржуазия пришла к выводу, что для сдерживания пролетарской классовой борьбы эффективнее профсоюзную бюрократию интегрировать в рамках отдельных и национального капиталов. Эта интеграция происходила посредством системы коллективных договоров, которые заключались между союзами капитала и профсоюзной бюрократии. Коллективные соглашения о тарифах должны были определять такие важнейшие условия труда как продолжительность рабочего времени и уровень зарплаты. Посредством системы коллективных договоров, которая в Германии начала распространяться к началу 20 века, профсоюзная бюрократия стала вместе с капиталом и государством фактически соуправляющей эксплуатации пролетариата. Пионерами системы коллективных договоров по тарифам в Германской империи были мелкие и средние предприятия печатной и строительной промышленности. На крупных предприятиях коллективные договора появились только после Первой мировой войны.

Профсоюзное движение в Германии было особенно ориентированным на государство и поддерживало существующий государственный порядок. Так, оно пыталось посредством признания со стороны государства добиться признания со стороны капиталистов и управляющих капитала. Система коллективных договоров является попыткой узаконить классовую борьбу, при которой государство посредством своих законов регулирует противостояние между трудом и капиталом, и вместе с этим обезвреживает её. Так как профсоюзная бюрократия только в рамках буржуазного государства могла стать соуправляющей капиталистической эксплуатации, она пробовала воспитать своих рядовых членов в духе добросовестности и послушания перед государством.

Tags: антиполитика, антипрофсоюзничество, гражданская война испания, демонстрационое движение, немецкая революция, послевоенный революционный кризис, пролетариат, социал-демократия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments