?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В нашей четвёртой статье о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-1923 гг. мы рассказали об организации капиталистического производства и о причинах и последствиях кризисов капиталистической системы. В статье мы подробно остановились на таком важном для понимания возникновения кризисов капиталистической системы понятии как тенденция нормы прибыли к понижению. Повествования о социальных и революционных потрясениях, которые предшествовали Первой мировой войне, и о возникновении революционных ситуаций в России, Венгрии и Германии завершают очерк.



Отряды Красной Гвардии во время Венгерской «советской» республики, Будапешт, март 1919 г.


Чтобы понять значение послевоенного революционного кризиса в Германии для мирового исторического процесса, необходимо рассматривать это событие как часть европейского послевоенного кризиса и анализировать этот кризис в рамках исторического периода 1914-1945 гг.

Как мы в нашей предыдущей статье заметили, возникновение объективных условий для революционной ситуации в значительной степени зависит от слепого движения приращения капитала. В процессе приумножения капитала капиталист или капиталистка преобразовывает свой денежный капитал в производительный капитал тем, что покупает средства производства, т.е. предметный производительный капитал, и нанимает мелкобуржуазную и пролетарскую рабочую силу. Рабочая сила при капитализме является ничем иным как человеческим производительным капиталом, который с помощью средств производства производит капитал в виде товаров. Стоимость товарного капитала соответствует среднему затраченному общественному времени для производства этого продукта. При этом цена товара определяется также посредством предложения и спроса на рынке, т.е. цена товара как правило выше или ниже, чем его стоимость.

В процессе производства меновой стоимости/цены нового товара рабочая сила переносит стоимость необходимых для средств производства на новый товар. Одновременно с этим во время своего рабочего времени новому продукту добавляется новая стоимость. В рабочее время рабочие и работницы производят стоимость, которая соответствует их зарплате, в то время как в прибавочное время они производят прибавочную стоимость для буржуазии. Соотношение прибыли, т.е. прибавочного труда, к затратам на заработную плату называется нормой прибавочной стоимости, которая исчисляется в процентах. Она, как говорил Маркс в первом томе «Капитала», является «точным выражением степени эксплуатации рабочей силы капиталом, или рабочего капиталистом».

В свою очередь для капиталиста важна норма прибыли – процентное отношение между прибавочной стоимостью с одной стороны и затратами на зарплату и средства производства с другой. Кроме всего, в теоретической категории «норма прибыли» улетучивается капиталистическая эксплуатация пролетариата, в то время как для социальных революционеров и революционерок важна категория прибавочной стоимости, которая вскрывает эту эксплуатацию. За счёт повышения производительности труда, при которой многие первоначальные функции человеческого производительного капитала становятся функциями предметных средств производства эксплуатации, затраты на предметный производительный капитал растут тенденциально быстрее, чем прибыль. Таким образом норма прибыли имеет тенденцию к понижению.

Тенденция нормы прибыли к понижению имеет важную обратную тенденцию и важную возможность компенсации. Обратной тенденцией, которая позволяет опять расти норме прибавочной стоимости, является повышение эксплуатации пролетариата. Однако поднятие нормы прибавочной стоимости сталкивается как с биосоциальными границами эксплуатации пролетариата, так и с его классово-боевым сопротивлением. Т.е. тенденция нормы прибыли к понижению приводит потенциально к обострению классовой борьбы. Одной из возможностей компенсации тенденции падения нормы прибыли является поднятие массы прибыли. Более крупный капитал производит большую массу прибыли. Таким образом растущая концентрация и централизация капитала является важной компенсацией к тенденции падения нормы прибыли, которая является результатом конкуренции. Крупный и экономически стабильный капитал пожирает мелкие и подверженные кризису капиталы.

Тенденция нормы прибыли к понижению приводит к тенденциальному падению нормы приращения капитала. На рынках товаров капиталисты и капиталистки преpобразовывают свой товарный капитал опять в денежный. При помощи произведённой пролетариатом прибавочной стоимости у них становится больше денег, чем до организации производственного процесса. Часть денег правящий класс капиталистов и капиталисток тратит на товары потребления для своего биосоциального воспроизводства, другую, большую, часть инвестирует в средства производства и в живую рабочую силу, т.е. в увеличение капитала. Норма приращения капитала – это отношение между уже вложенным капиталом и свежеинвестированным. Тенденция нормы прибыли к понижению также оказывает значительное влияние на норму приращения капитала.

В целом различаются два разных периода приумножения капитала: ускоренное приумножение капитала и структурный кризис приумножения капитала. Во время обоих периодов капитал приумножается циклически, т.е. через рост и кризис экономики. Однако во время структурного кризиса приумножения капитала циклические подъёмы менее экспансивные, чем во время периода ускоренного приумножения капитала. Зато кризисы становятся более частыми и глубокими...

Начиная со второй половины 19-го века особенно США и Германская империя находились в фазе ускоренного приумножения капитала. Однако всеобщая тенденция приумножения капитала заставила обе страны посредством тенденции нормы прибыли к понижению также сползти в состояние структурного кризиса приумножения капитала. Этого состояния западноевропейский и американский капитализм достиг к 1914 г.

Период структурного падения приумножения капитала между 1914 и 1945 гг. в Западной Европе и Соединенных Штатах сильно зависел от треугольника взаимоотношений между кризисом, войной и классовой борьбой. В 1914 г. все важнейшие национальные капиталы находились в состоянии циклического кризиса, выражением которого стало структурное падение приумножения капитала в этих странах.

Приращение капитала определяется спросом на товарном рынке, но в то же самое время само приращение капитала определяет спрос на рынке товаров. Оно напрямую зависит от спроса на средства производства и, косвенно, через потребление буржуазии и пролетариата, также опосредует спрос на потребительские товары. Таким образом, снижение темпов роста капитала характеризуется падением спроса на средства производства, потенциальным ростом безработицы, снижением прибыли и заработной платы и снижением спроса на потребительские товары. У отдельных капиталистов и капиталисток появляются растущие трудности преобразовывать на рынках свой товарный капитал в денежный и тем самым реализовывать свою прибыль. Так структурный кризис приумножения капитала становится источником циклического кризиса реализации прибыли. Первая мировая война породила массовый спрос третьего рода: государственный спрос на средства разрушения. В результате подготовка к войне и Первая мировая война, т.е. спрос на средства уничтожения, компенсировали снижение спроса на средства производства и товары потребления. Первая мировая война имела различные социально-экономические последствия для непосредственно участвующих и официально «нейтральных» государств. Даже относительно и абсолютно слабые национальные капиталы, как, например, испанский, смогли в течении Первой мировой войны стабилизировать свою социально-экономическую систему, снабжая воюющие государства необходимыми товарами. Но самую большую выгоду из Первой мировой войны удалось извлечь США. Прежде чем они в 1917 г. непосредственно вступили в войну, они снабжали Англию и Францию средствами разрушения и продовольствием. В результате национальный капитал США от состояния кризиса практически перешёл в фазу экономического бума. В то же время Первая мировая война ослабила основных европейских конкурентов США.

Хотя отдельным частным капиталам участвующих в войне европейских стран удалось извлечь прибыль из мировой кровавой бойни, национальные капиталы в целом оказались в состоянии тяжёлого кризиса. Почти все враждующие государства во время Первой мировой войны оказались в долговой яме. Германия была самой проигравшей стороной в Первой мировой войне, хотя частный немецкий капитал был одним из победителей в войне. Прибыли в немецкой металлургической промышленности во время Первой мировой войны выросли в среднем на 175%, в химической промышленности на 200%. Концентрация и централизация капитала в Германии во время мировой бойни также сильно возросли. Крупные компании, такие как AEG и Siemens, выросли ещё больше, в то время как многие мелкие ремесленные предприятия и компании, производящие товары потребления, в большом количестве оказались в критической ситуации. Первая мировая война была также следствием усиления конкурентной борьбы между национальными капиталами, которая в конечном итоге усугубилась из-за тенденциального падения нормы прибыли. В то же время Первая мировая война была сверхрепрессивной классовой борьбой сверху, которую всемирная буржуазия вела против мирового пролетариата. Мировой пролетариат уничтожал друг друга ради прибылей всемирного капитала. Националистическое безумие в начале войны и интеграция большей части институционализированного рабочего движения в национальные капиталы позволили буржуазии воюющих стран сначала сдерживать классовую борьбу пролетариата. Однако социальное обнищание пролетариата в ходе кровавой бойни привело в конце концов опять к усилению классовой борьбы и в конечном итоге к европейскому революционному послевоенному кризису 1917-1923 гг.

Остановимся поподробнее на глобальном процессе, во время которого Первая мировая война сначала привела к сдерживанию классовой борьбы пролетариата, а затем к её обострению. Последнее десятилетие до 1914 г. было отмечено во всем мире ростом классовой борьбы - особенно массовыми забастовками. Крупные массовые забастовки за принятие всеобщего избирательного права в начале 20-го века происходили в Бельгии и Швеции. Однако самым ярким примером возрастающей классовой борьбы стала революция 1905 г. в России с её динамичными массовыми забастовками. Также во время этой революции впервые появились органы самоорганизации пролетариата - рабочие советы. Советы образца 1905 г. были гораздо более прямым выражением самоорганизованной классовой борьбы, чем те, которые возникли во время европейского послевоенного революционного кризиса, в которых преобладали профессиональные политики «рабочих» партий. К сожалению, революция в 1905 г. была подавлена царизмом.

Как мы уже заметили, Первая мировая война привела сначала к сдерживанию, а затем снова к усилению классовой борьбы в мире. Началом послевоенного революционного кризиса в Европе стала произошедшая в 1917 г. Февральская революция (по старому календарю) в России. Молодому и очень классово-боевому петроградскому пролетариату удалось свергнуть царя. В стране сложилась ситуация двоевластия: с одной стороны рабочие и солдатские советы, а с другой - Временное правительство. Профессиональные политики частнокапиталистического толка из социал-демократической меньшевистской партии и из партии эсеров сидели как в правительстве, так и в советах. Меньшевики и эсеры надеялись благодаря такому шпагату предотвратить дальнейшую радикализацию пролетариата и крестьянства. Но так как Временное правительство продолжило империалистическую войну и не желало и не могло провести земельную реформу, между февралём и октябрём 1917 г. начался процесс радикализации как пролетариата, так и крестьянства.

Однако пролетариат в России был социально слабым и на уровне сознания незрелым, чтобы революционно упразднить себя. Он составлял все ещё меньшинство в стране, где капиталистическая индустриализация только началась. Кроме того, во время русской революции даже самые классово-боевые рабочие и работницы не обладали ясным антиполитическим сознанием. Но русская буржуазия в 1917 г. также оказалась слишком слабой, чтобы справиться и с монархической контрреволюцией, и с классовой борьбой пролетариата. Эта социальная слабость буржуазии и пролетариата была использована бюрократией радикального крыла русской социал-демократии - партией большевиков. Благодаря умелой пропаганде, которая обещала всем всё, большевистским профессиональным политикам удалось укрепить свои позиции в советах, чтобы затем в октябре 1917 г. (также по старому календарю) завоевать политическую власть в стране. Своё правление большевистская партийная бюрократия демагогически называла «Советской» республикой. В действительности ликвидация советов началась сразу же после политического захвата власти большевиками. Октябрьская революция была кульминацией антифеодальной антикапиталистической революции и в то же время поворотной точкой к госкапиталистической контрреволюции. Поскольку госкапиталистический большевизм наилучшим образом отвечал потребностям приумножения российского/советского национального капитала, он также смог одержать победу в Гражданской и империалистической интервенционной войне (1918-1921 гг.) против всех социально-реакционных и революционных противников, а затем путём невообразимого террора «сделать» Советский Союз индустриальным государством. Русская революция была закончена большевизмом контрреволюционным подавлением Кронштадтского восстания в марте 1921 г. (См. Кронштадтское восстание – «Вся власть советам, а не партиям!»)

Помимо русского царизма и Германской империи, Первую мировую войну и послевоенный революционный кризис также не смогла пережить австро-венгерская двуединая монархия. Поскольку так называемая «Венгерская советская республика» в 1919 г. оказала также влияние на ситуацию в Германии, особенно на «Баварскую советскую республику», мы бы хотели здесь коротко остановиться на радикализации классовой борьбы в результате вступления Венгрии в качестве части Австро-Венгрии в Первую мировую войну.

В венгерской части дуалистической монархии усиленная эксплуатация и растущие социальные страдания пролетариата с 1915 по 1916 гг. привели к обострению классовой борьбы. В Венгрии социал-демократия также была на стороне поджигателей войны. Начавшиеся поражения в войне привели к радикализации большей части пролетариата и мелкой буржуазии. В 1918 г. с помощью двойной монархии было больше не возможно вести успешную классовую борьбу сверху. Пролетариат и большая часть мелкой буржуазии не могли и не хотели жить так, как раньше. Таким образом, в Венгрии - аналогично положению в Германской империи - наступила объективно-революционная ситуация. Выражением назревающей революционной ситуации в Австро-Венгрии и в Германии были массовые забастовки в этих странах в январе/феврале 1918 г. Венгерский политический персонал двойной монархии был разогнан в результате империалистической бойни и пролетарского сопротивления. Теперь венгерские демократы - включая Социал-демократическую партию Венгрии (СДПВ) - должны были прийти к власти, чтобы попытаться спасти помещиков и относительно слабый частный капитал Венгрии.

Растущее сопротивление солдат кровопролитию привело в октябре 1918 г. к разложению венгерской армии. 25 октября был сформирован Центральный солдатский совет, в котором главную роль сыграло радикально-марксистское крыло социал-демократии. Также 25 октября, чтобы сломить пролетарское и мелкобуржуазное сопротивление, было сформировано новое демократическо-националистическое правительство, в которое также вошла СДПВ. Демократическое крыло правительства также вступило в националистическую кампанию по образованию независимой от Австрии Венгрии. С помощью этой демократическо-националистической политики новое правительство под руководством либерального графа Михайа Каройи смогло удержаться на плаву, но только на короткое время. 29 октября в Будапеште началась всеобщая забастовка. В обостряющейся классовой борьбе в Венгрии также появились органы пролетарской самоорганизации послевоенного революционного кризиса - рабочие советы. 31 октября благодаря массовому пролетарскому уличному движению в Будапеште, которое начало развиваться днём раньше, была свергнута дуалистическая монархия. Теперь демократия как новая государственная форма правления стала организовывать классовую борьбу сверху. 3 ноября 1918 г. Австро-Венгерская империя подписала перемирие с Антантой, а 16 числа того же месяца была провозглашена независимая от Австрии Венгерская республика.

Однако венгерские крестьяне и крестьянки требовали от левого демократического правительства принятия земельной реформы, которую оно не могло и не хотело проводить, т.к. венгерская буржуазия была слишком социально связана с помещиками. Этому мелкобуржуазному аграрному движению удалось изгнать помещиков с их земель и утвердить мелкобуржуазно-индивидуальную и мелкобуржуазно-коллективную собственность (кооперативы) в сельском хозяйстве. Таким образом, в сельской местности развивалось мелкокрестьянское массовое движение, которое, включая кооперативы, массово стремилось к мелкобуржуазному товарному производству. Местные рабочие советы также начали захват фабрик и заводов. Мелкобуржуазное аграрное движение и классовая борьба пролетариата не позволяли стабилизироваться частнокапиталистической демократии. 20 февраля 1919 г. между демократическим режимом и классово-боевым пролетариатом развернулась вооружённая борьба.

Эти события под вывеской «Венгерской советской республики» были использованы госкапиталистической социальной реакцией. 24 ноября 1918 г. образовалась госкапиталистическая «Коммунистическая» партия Венгрии («К»ПВ), которая по примеру большевиков начала использовать крестьянское и пролетарское недовольство демократией. Однако без короткого госкапиталистического поворота СДПВ так называемая «Советская республика» не стала бы реальностью. К этому краткосрочному госкапиталистическому повороту венгерскую социал-демократию подтолкнули страны Антанты, которые требовали империалистического разделения Венгрии. Частнокапиталистический демократический режим больше не мог противостоять этому империалистическому давлению и 20 марта 1919 г. ушёл в отставку. 21 марта СДПВ объединилась с «К»ПВ под руководством «коммунистического» бюрократа Бела Куна. В этот же день была провозглашена «Венгерская советская республика», которая была типичным госкапиталистическим режимом. Образование этой причудливой «советской республики» привело к роспуску Центрального рабочего совета Будапешта, который передал все свои полномочия формирующемуся госкапиталистическому правительству. С самого начала «Венгерская советская республика» была более радикальным госкапиталистическим режимом, чем большевистский режим Ленина и Троцкого. В то время как последний несколько месяцев колебался между буржуазией и пролетариатом и национализировал всю крупную промышленность только в начале лета 1918 г., венгерский режим Бела Куна 27 марта 1919 г., спустя несколько дней после своего образования, перешёл к национализации всех банков и всех отраслей промышленности. 3 апреля 1919 г. последовала национализация всех торговых компаний, в которых работало более 10 человек. Ещё разительнее был госкапиталистический курс в сельском хозяйстве. В то время как государственный переворот большевиков в октябре 1917 г. узаконил созданный крестьянским аграрным движением статус-кво, что привело к установлению до конца 1920-х годов в Советской России мелкокрестьянского частного хозяйства, «Венгерская советская республика» 3 апреля 1919 г. национализировала все сельскохозяйственные угодья более чем 100 йох (57,5 га.). В результате госкапиталистический режим уничтожил крупных землевладельцев и крупных и средних крестьян как социальные слои, не заручившись при этом поддержкой мелкого крестьянства и сельского пролетариата. Массы также не поддержали госкапиталистический режим в борьбе против частнокапиталистической социальной реакции, когда 1 августа первый с помощью румынских войск был свергнут второй. Венгерская социал-демократия снова откололась от партийного «коммунизма». Частнокапиталистический и белогвардейский контрреволюционный террор положил конец революционному послевоенному кризису в Венгрии.

В Германии Первая мировая война также привела к усилению эксплуатации и обнищанию пролетариата. Кровавая бойня империалистов полностью преобразовала рабочий класс страны. В то время как многие немецкие рабочие-мужчины во имя блага мирового капитализма были одеты в униформу и брошены на фронтах против своих иностранных братьев по классу, многие женщины и молодёжь заняли их место на фабриках и заводах, которые теперь в значительной степени производили средства уничтожения людей для великой резни. Во время войны в стране также возникли новые промышленные комплексы, такие как химические заводы в Лойне. Пролетаризация новых сил, которые прошли через горнило войны и которым не препятствовала социал-демократическая традиция, значительно способствовала радикализации классовой борьбы во время войны и началу послевоенного революционного кризиса.

Политика классового мира институционализированного рабочего движения в Германии, когда немецкие профсоюзы отказались от забастовок на период Первой мировой войны, в начале империалистической бойни привела к спаду классовой борьбы. Однако начиная с 1916 г. классовая борьба пролетариата начала идти по возрастающей. Первая волна забастовок началась в военной промышленности. Кульминацией классовой борьбы в Германии во время Первой мировой войны были массовые забастовки в конце января 1918 г., организованные независимо и против воли профсоюзной бюрократии рабочими и работницами оружейных заводов Берлина. Они были организованы нештатными профсоюзными функционерами, которые называли себя «революционными старостами» и лидером которых был Рихард Мюллер. Эти забастовки носили пацифистский, а не революционный характер и были направлены против войны, на демократизацию государства, а не на его разрушение. Мюллер, который на протяжении всей своей жизни оставался радикальным социал-демократом, также обеспечил избрание политиков СДПГ в забастовочный комитет. Это была его тенденция приспособления к контрреволюционной СДПГ, которой он придерживался во время всего послевоенного революционного кризиса.

Несмотря на все слабые стороны массовых забастовок января и февраля 1918 г., эта классовая борьба предвосхитила грядущие революционные события.

Однако, прежде чем перейти к более подробному описанию массовых забастовок, мы бы хотели рассмотреть радикализацию марксистских интеллектуалов в Германии во время Первой мировой войны, социально-экономическую ситуацию в стране и объективные и субъективные предпосылки возникновения послевоенного революционного кризиса. Большинство радикальных марксистских интеллектуалов до Первой мировой войны были дезорганизованы в Социал-демократической партии Германии. Объективно они были революционным фиговым листком социально-реформистской, т.е. социально-реакционной партии. Положительным исключением был будущий деятель движения коммунизма рабочих советов Франц Пфемферт, который ещё до 1914 г. жёстко критиковал государственно-национальный характер немецкой социал-демократии. Начиная с февраля 1911 г. он издавал радикальный журнал «Die Aktion». На капиталистическое варварство Первой мировой войны он отреагировал, основав небольшую, но важную Антинациональную социалистическую партию (АСП). Нашей нынешней антинациональной позицией мы, социальные революционеры и революционерки, обязаны также таким пионерам этой позиции как Пфемферт.

Однако внутри социал-демократической партии у марксистских интеллигентов, рабочих и работниц также начался процесс радикализации. В декабре 1914 г. радикальный марксист Карл Либкнехт стал первым и единственным членом Рейхстага от СДПГ, который нарушил фракционную дисциплину и проголосовал против военных кредитов. Позже, в марте 1915 г., Отто Рюле пошёл по стопам Либкнехта. Радикальные марксисты и марксистки, объединившиеся вокруг Люксембург и Либкнехта, категорически и принципиально отвергли империалистическую войну с революционной точки зрения. В марте 1916 г. они объединились в Союз Спартака. В СДПГ возникла также умеренная оппозиционная группа, в которую вошли Каутский и Бернштейн. Это течение, хотя и поддерживало всемирную бойню как «национальную оборонительную войну», в то же время осуждало её империалистический характер и стремление стран – участниц войны к аннексии чужих территорий. Эта расплывчатая позиция была объективно социально-реакционной. В начале 1916 г. это умеренное оппозиционное течение отделилось от фракции СДПГ в Рейхстаге и создало Социал-демократическое рабочее сообщество. В апреле 1917 г. Социал-демократическое рабочее сообщество и Союз Спартака объединились, чтобы создать Независимую социал-демократическую партию Германии (НСДПГ). Хотя Союз Спартака сохранил свою организационную независимость, однако членство в этом социал-демократическом объединении было явно консервативной тенденцией союза, особенно Розы Люксембург. И это в то время, когда на повестке дня стоял вопрос последовательного разрыва с социал-демократией.

Именно по этой причине часть радикальных марксистов и марксисток организационно отделилась от Союза Спартака. Это были, например, «Левые Бремена», собравшиеся вокруг газеты «Arbeiterpolitik», издаваемой Иоганном Книфом и Паулем Фрёлихом, и группа вокруг Юлиана Борхардта и издаваемой им в Берлине газеты «Lichtstrahlen» («Лучи света»). Бременские и берлинские радикальные марксисты и марксистки в конце 1915 объединились в организацию Интернациональные социалисты Германии (ИСГ). Эта организация была во многих вопросах - например, в разрыве с социал-демократией - более последовательной, чем Союз Спартака. Хотя марксисты Гамбурга, объединившиеся вокруг Генриха Лауфенберга и Фрица Вольффхайма, поддерживали ИСГ, но они отвергали их интернационализм. Ещё во время войны они сформулировали свою реакционную национал-большевистскую идеологию.

Во время послевоенного революционного кризиса радикальный марксизм и анархо-синдикализм стали теоретической надстройкой для стремительно радикализирующегося меньшинства пролетариата и интеллигенции. Объективными условиями для этого революционного брожения стали разрушенная социально-экономическая система и сильное обнищание пролетариата в период с 1918 по 1923 гг. В 1919 г. немецкое промышленное и сельскохозяйственное производство было примерно на 14 % ниже уровня 1914 г. Политическому персоналу немецкой буржуазии не удалось стабилизировать денежную систему после краха Кайзеровской Германии в 1918-1919 гг. Вначале в 1922/23 гг. галопирующая инфляция перешла в гиперинфляцию, что обеспечило социальные рамки для путчизма «К»ПГ в 1923 г. (См. «К»П Германии в 1923 году) Так, курс немецкой рейхсмарки по отношению к доллару США в августе 1923 года составлял 1 к 4 600 000, а в ноябре 1923 г. даже 1 к 4,2 трлн. Заработная плата выплачивалась сначала еженедельно, затем ежедневно, и, наконец, неоднократно в день. Сбережения пролетариев и мелкой буржуазии сошли на нет. Инфляцию удалось остановить только в ноябре 1923 г. Это положило конец революционному послевоенному кризису в Германии, и начался период относительной стабилизации западноевропейского и американского капитализма.

Однако относительная стабилизация западноевропейского капитализма длилась недолго. В 1929 г. «разразился» мировой экономический кризис. Во время этого глобального экономического кризиса структурный кризис приращения капитала выразился в своей циклической форме. По сути, это был кризис производства прибыли, но на поверхности рынка он стал видимым как кризис реализации прибыли, когда появились трудности преобразования товарного капитала в денежный. Тенденция норм прибыли и приумножения капитала к понижению нашла своё отражение в снижении спроса на средства производства и в росте безработицы, а также в сокращении потребительского спроса. Однако кризис также является решением кризиса. Как мы уже выше заметили, тенденция нормы прибыли к понижению компенсируется увеличением массы прибыли за счёт более жёсткой концентрации и централизации капитала. Крупный капитал производит больше прибыли, а мелкий и убыточный проигрывают в этой конкурентной борьбе. Кроме этого, такого рода глубокий глобальный циклический кризис, как кризис 1929 г., должен был также привести к массовому физическому уничтожению нереализованных товаров и выводу из эксплуатации лишних производственных мощностей.

Обесценивание предметного производительного капитала в условиях циклического кризиса также способствует стабилизации нормы прибыли. Обесценивание предметного производительного капитала увеличивает норму между себестоимостью продукции и прибылью, т.е. норму прибыли. Так это и было во время мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. По мере роста безработицы капитал также начал оказывать огромное давление на реальную заработную плату. Как следствие во время мирового экономического кризиса возросла также воспроизводительная классовая борьба пролетариата. Однако европейский пролетариат, особенно немецкий, ещё никак не мог оправится от сокрушительного поражения, которое он потерпел во время послевоенного революционного кризиса, и социально-психологически был неспособен совершить новую революционную попытку. К этому также добавилась полная дегенерация институционализированного рабочего движения, частью которого в Западной Европе и США теперь стали послушные Москве «коммунистические» партии. В Германии СДПГ, «К»ПГ и профсоюзы организовали капитуляцию без боя перед нацистами.

Спровоцированная нацистами Вторая мировая война была со всех сторон империалистическо-реакционной. Освенцим, Хиросима и Дрезден являются синонимами варварского террора цивилизации мирового капитала, в том числе госкапиталистического Советского Союза, против пролетарского и мелкобуржуазного гражданского населения. Вторая мировая бойня была сверхжестокой классовой войной сверху, посредством которой глобальному капитализму удалось разрешить структурный кризис приращения капитала и создать условия для послевоенного экономического бума. Концентрация и централизация капитала значительно ускорились во время Второй мировой войны. Обесценивание производительного капитала было дополнено физическим уничтожением производственного оборудования. Этот рост концентрации и централизации совокупного общественного капитала при уничтожении частей капитала в войне продолжил «чистку» мировой экономики. Таким образом, во время Второй мировой кровавой бани также были созданы предпосылки для послевоенного «экономического чуда» в Западной Германии...

Profile

tenox
За самоупразднение пролетариата!

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags


Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner