За самоупразднение пролетариата! (tenox) wrote,
За самоупразднение пролетариата!
tenox

Categories:

Баварская «советская» республика

В нашей двенадцатой статье о послевоенном революционном кризисе в Германии мы предлагаем вниманию читателя анализ событий в Баварской «советской» республике. Благодаря диалектическому пониманию истории и общества нам удалось показать, что так называемая «советская» республика вначале была просто демократической республикой, в которой советы могли влиять на формирования правительства. Впоследствии вторая «советская» республика хотя и начала борьбу против частнокапиталистической демократической реакции, но в лучшем случае она стала бы прообразом госкапиталистического режима наподобие режима Ленина и Троцкого в Советской России.



Красноармейцы после взятия центрального вокзала Мюнхена, 13 апреля 1919 г.


7 ноября 1918 г. в Мюнхене мощная антивоенная демонстрация под предводительством пацифистского политика от НСДПГ Курта Эйснера привела к свержению монархии в Баварии. Большинство солдат в Мюнхене были также вовлечены в Ноябрьскую революцию. Ночью того же дня были образованы рабочий и солдатский совет, которые назначили Эйснера временно исполняющим обязанности премьер-министра Баварии. Эйснер принадлежал к правому крылу НСДПГ и был не более чем левым демократом. Его целью была интеграция системы советов в парламентскую демократию, и его позицию можно охарактеризовать как находящуюся где-то между революцией и контрреволюцией. Революция преследовала цель установления системы советов, и более или менее революционные силы стремились к разрушению парламентской демократии в пользу чистой системы советов. В Мюнхене КПГ и коммунистические анархисты и анархистки вокруг Курта Ландауэра и Эриха Мюзама принадлежали к субъективно революционным силам. Последний, как и почти все революционеры и революционерки того времени, имел иллюзии в отношении госкапиталистического большевизма и, не будучи членом партии, тесно сотрудничал с мюнхенским отделением КПГ. Коммунистический анархизм в лице Революционного рабочего совета (РРС) также создал свою собственную организацию в Мюнхене.

Контрреволюция в Баварии, как и во всей империи, представляла из себя блок демократических и постмонархических предфашистских сил. Ведущей силой демократического крыла баварской контрреволюции была СДПГ-большинства под руководством Эрхарда Ауэра, которая вместе с НСДПГ Курта Эйснера сформировала временное правительство. Как мы уже ранее замечали, правое крыло НСДПГ, включая самого Эйснера, являлось непоследовательной силой демократической контрреволюции. Эйснер выступал за установление парламентской системы, в которую должна была быть интегрирована система советов. Однако СДПГ-большинства как наиболее последовательная контрреволюционная сила стремилась разрушить систему советов. Этот план подразумевал разложение советов изнутри со стороны членов СДПГ-большинства, посредством по возможности скорых парламентских выборов должна была быть стабилизирована реакционная демократии в Баварии, а системе советов нанесён смертельный удар. В конце концов НСДПГ и СДПГ-большинства договорились назначить дату выборов в земельный парламент Баварии - ландтаг - на 13 января 1919 г.

Перед лицом этой победы демократической контрреволюции пролетариат, рабочие и солдатские советы из-за собственных демократических иллюзий были относительно беспомощны. Заседавший в Мюнхене Центральный совет как высший орган системы советов в Баварии едва ли имел свой собственный почерк и формально подчинялся баварскому министерству внутренних дел. Таким образом на тот момент в Баварии существовали наилучшие предпосылки для демократического разгрома системы советов. Однако смертельное наступление ультрафанатического постмонархического предфашистского крыла контрреволюции также придало новый импульс борьбе субъективно революционных сил.

Oднако давайте по порядку. Выборы 13 января 1919 г. завершились победой Баварской народной партии, за которой за ней второй шла СДПГ-большинства. Провал НСДПГ с 3,5 % голосов, полученных на этих выборах, нанёс смертельный удар политической власти Эйснера. Однако постмонархическому предфашистскому крылу контрреволюции было недостаточно политической смерти Эйснера. 21 февраля на пути к заседанию ландтага, на котором он должен был объявить о своей отставке, Эйснер был застрелен графом Арко ауф Валлей. Этот убийца был монархистом и был близок к национально-оккультному обществу Туле. В ответ на это убийство член Революционного рабочего совета Линднер, ошибочно приняв главу СДПГ-большинства Ауэра за заказчика убийства Эйснера, ворвался в ландтаг и открыл огонь по депутатам от социал-демократического большинства. После этих выстрелов демократы и демократки быстро покинули место своих сборищ. Индивидуально-террористическое столкновение контрреволюционных и революционных сил парализовало работу парламента и сделало его недееспособным. Однако пролетариату Баварии из-за отсутствия практической и теоретической зрелости не удалось использовать этот вакуум власти, чтобы революционно самоупразднить себя.

Так вакуум власти был использован нереволюционным Центральным советом, который созвал съезд рабочих, крестьянских и солдатских советов. На этом съезде было много болтовни, но мало революционных действий. Эрих Мюзам выступил на съезде за чистую систему советов, но большинство из собравшихся, среди которых доминировали представители СДПГ-большинства, НСДПГ и Баварского крестьянского союза, стояли на позициях парламентской демократии, в которую должны были интегрироваться советы. В конце концов 18 марта 1919 г. было сформировано новое баварское контрреволюционное правительство из представителей СДПГ-большинства и НСДПГ. Премьер-министром стал социал-демократ большинства Йоханнес Хоффманн. Новое правительство начало кормить пролетариат пустыми фразами уже известной демагогии «социализации».

В то же самое время 21 марта в соседней Венгрии в результате временного госкапиталистического поворота со стороны тамошней социал-демократии была основана так называемая «Советская» республика. Венгерские социал-демократы и демократки не могли дальше блокировать радикализацию пролетариата частнокапиталистическим демократическим путём. Поэтому они объединилась с «Коммунистической» партией Венгрии и создали режим, который с самого начала был ещё более радикально госкапиталистическим, чем советско-российский режим Ленина и Троцкого. (см. «Мировой исторический период между 1914 и 1945 гг.»)

Иллюзии венгерского пролетариата по отношению к «советской» республике дали также толчок к радикализации пролетариата в Баварии. Части баварской СДПГ-большинства и НСДПГ теперь стали считать формирование «советской» республики возможной формой партийной политики. Так, 7 апреля 1919 г. Центральный совет, в котором доминировали обе социал-демократические партии, провозгласил создание Баварской советской республики. Сбившиеся с толку анархисты и анархистки поддержали этот новейший поворот социал-демократической партийной политики в Баварии. Среди них был также субъективно честный, но имеющий по важнейшим вопросам запутанную позицию Эрих Мюзам. В то время у него были большие иллюзии по отношению к Венгерской «советской» республике и он верил в такой же поворот социал-демократии в Баварии. Хотя опыт 1-ой Баварской «советской» республики должен был стать для него уроком. Поэт Эрнст Толлер (НСДПГ), писатель Эрнст Никиш (СДПГ-большинства) и оба писателя-анархиста, Ландауэр и Мюзам, были лидерами этой первой «советской» республики. Высокий процент интеллигентов в правительстве «советской» республики объясняет избыток фраз, которыми они сами упивались. 7 апреля «советская» власть была также провозглашена в городах Ансбах, Пассау, Регенсбург и Вюрцбург, а 8 апреля в Хофе, Розенхайме и Швайнфурте. В образованное в Мюнхене правительство вошли также политики от НСДПГ Август Хагемейстер, Франц Липп, Фриц Зольдманн, а также Отто Нейрат от СДПГ-большинства, который ранее в «нормальном» буржуазном правительстве отвечал за создание и распространение демагогии «социализации». Баварский крестьянский союз был представлен Конрадом Кюблером и Иоганном Вюрцельхофером, а анархисты Ландауэр и Сильвио Гезелль плелись в хвосте событий этой республики мелких буржуа.

Мюзам пытался убедить КПГ начать сотрудничество с правительством новообразованной «советской» республики, но ЦК KПГ Германии и Баварии отвергли новый режим НСДПГ/СДПГ-большинства, назвав его «псевдосоветской» республикой. Однако понятие «псевдосоветская» республика является чем-то бессмысленным. Республика является демократической государственной формой социально-экономических капиталистических отношений. Если пролетариат хочет социально освободиться от капиталистических отношений, то он не должен позволять профессиональным политикам продолжать управлять им под вывеской «советской республики». Он должен революционно самоупразднить себя, т.е. разрушить государство и упразднить товарное производство. Реально существующие во время европейского послевоенного революционного кризиса системы советов не ставили перед собой такой цели. В них доминировали социал-демократические и партийно-«коммунистические» профессиональные политики, которым удалось изнутри разложить системы советов как органов самоорганизованной пролетарской классовой борьбы, хотя и сильно деформированные. Между частнокапиталистическими и госкапиталистическими республиками существует различие, но не между «советскими республиками» и «псевдосоветскими республиками». Венгерская «советская» республика была радикально госкапиталистической, социал-демократическая анархистская «советская» республика в Баварии не предпринимала ничего конкретного, чтобы сломить власть частного капитала. Это было одной из причин, почему руководство КПГ отвергло сотрудничество с республикой, хотя части партийного базиса поддержали её. Подлинная социально-революционная, беспартийная, последовательно антиполитическая и антигоскапиталистическая тенденция, которой тогда не было, разумеется, также не сотрудничала бы с этой «советской» республикой.

Конечно, часть СПДГ-большинства, действовавшая в «советской» республике, не думала последовательно действовать против частного капитала. Старое правительство, в котором преобладало СДПГ-большинства под председательством Йоханнеса Хоффманна, переехало из Мюнхена в Бамберг и стало вести даже против этой непоследовательной «советской» республики борьбу с высшей контрреволюционной последовательностью. В ночь с 12 на 13 апреля в Мюнхене военные из числа СДПГ-большинства устроили государственный переворот против «советской» республики мелких буржуа. Однако путчисты наткнулись на воинственное сопротивление рабочего класса и КПГ. «Советская» республика, которая ранее почти ничего не предпринимала против надвигающейся контрреволюции, теперь была раздавлена между контрреволюционными и субъективно революционными силами. После того как классово-боевой пролетариат покончил с контрреволюционным переворотом, он больше не думал о том, чтобы позволять этим жалким мелким буржуа продолжать играть в свою «советскую» республику. Собрание рабочих советов и солдатских казарм, в котором доминировала КПГ, выразило недоверие к предыдущему правительству советов и объявило об основании новой, второй «советской республики», в которую вошла уже КПГ.

Эта вторая «советская республика» вела гораздо более последовательную, чем первая, борьбу против частнокапиталистической контрреволюции. Однако как партийная и государственная политическая модель она не могла объективно упразднить капиталистические отношения, национализация средств производства была самой радикальной вещью, которую можно было от неё ожидать. Этот шаг превратил бы «советскую республику» в госкапиталистический режим. Однако как буржуазия, так и пролетариат в Германии были уже слишком социально развиты, чтобы позволить навязать себе государственный капитализм как в России. Так немецкая буржуазия посредством контрреволюционного террора также покончила со второй «советской республикой».

Основанная 14 апреля 1919 г. вторая «советская» республика отменила власть старого Центрального совета и учредила Kомитет действий из 15 членов, в который вошли предводители НСДПГ, СДПГ-большинства и KПГ. Этот комитет действий, в свою очередь, уполномочил контрольный совет из четырёх человек под руководством коммуниста Евгения Левине немедленно призвать к десятидневной всеобщей забастовке и вооружению пролетариата. Военная комиссия при комитете действия немедленно принялась за создание Красной армии под руководством коммуниста Рудольфа Эгельхофера. Кроме этого была создана комиссия по борьбе с контрреволюцией. Вторая «советская республика» также организовала «рабочий контроль» на крупных предприятиях, в транспортных компаниях и в банках. В Советской России такой «рабочий контроль» был предшественником национализации. Вторая Баварская советская республика также стала готовиться к национализации банков. Конечно, даже в Баварии победа госкапитализма, для которой не было объективных и субъективных предпосылок, была бы концом системы советов как выражения пролетарской самоорганизации в классовой борьбе. Жёсткая централизация государственной власти во второй «советской республике» была более заметна.

Однако частнокапиталистической контрреволюции удалось успешно помешать установлению госкапиталистического режима в Баварии. Центральное правительство в Веймаре объявило блокаду «советской республики», а территория последней была оккупирована войсками Носке и фрайкором. Центристская мюнхенская СДПГ-большинства сопротивлялась последовательной борьбе против контрреволюции и выступала за совершенно иллюзорные переговоры с правительством СДПГ-большинства в Бамберге. Однако сбежавшее правительство Баварии давно уже не играло никакой роли. Кровавый пёс контрреволюции Носке вступил в свои права и стал выполнять свою контрреволюционную миссию в Баварии с последовательным сверхфанатизмом. Переговоры с контрреволюцией?! Абсолютно бессмысленно! Но 27 апреля на заседании производственных советов, несмотря на сопротивление KПГ, НСДПГ смогла продавить свои требования по началу переговоров. В ответ на это комитет действия подал в отставку и политик от НСДПГ Толлер в качестве представителя капитулянтов был переизбран председателем. Это стало политическим концом второй «советской республики».

Однако Красная армия осталась под коммунистическим контролем и начала жить своей собственной жизнью, продолжая вопреки воле нового политического «руководства», борьбу с контрреволюцией. Наше представление о диктатуре пролетариата основано на идее о том, что рабочие ополчения должны однозначно находиться под контролем органов пролетарской самоорганизации. Но в случае Баварии большинство производственных советов хотели не бороться, а вести переговоры. В результате Красная армия, которая продолжала бороться с контрреволюцией, объективно стала отмежёвываться от реально существующей системы советов. В отличие от мелкобуржуазных моралистов мы перед лицом контрреволюционного террора не хотим осуждать или защищать убийство 30 апреля 1919 г. отрядами Красной армии десяти заложников, которые в основном были членами контрреволюционного общества Туле. Согласно повествованиям Рихарда Мюллера Красная армия также планировала устроить путч против нового политического руководства Толлера. (Рихард Мюллер, Гражданская война в Германии, стр. 199.) Мы ни в коем случае не защищаем капитуляцию НСДПГ, однако военный переворот также не имел бы никакого отношения к настоящей социальной революции.

Но такого переворота не произошло. Частнокапиталистическая контрреволюция сломила сопротивление Красной армии. 1 мая 1919 г. контрреволюционные войска вторглись в Мюнхен, который защищали только некоторые части Красной армии. 4 мая после отчаянного сопротивления последние прекратили борьбу. Теперь наступило время кровавой мести контрреволюции, которая 6 мая, не колеблясь, убила 21 мальчика католического хора, не имевших никакого отношения к Советской республике. Ландауэр и командир Красной армии Рудольф Эгльхофер были убиты приспешниками буржуазии 2 мая. Около 1000 человек стали жертвами триумфа контрреволюции. Левине был приговорён к смертной казни и казнён 6 июня 1919 года. Более 2200 активистов и активисток системы советов, в том числе Эрих Мюзам, были заключены на годы в тюрьму. С триумфом контрреволюции в Баварии закончилась самая горячая фаза послевоенного революционного кризиса в Германии.

Tags: КПГ(СС), НСДПГ, СДПГ-большинства, немецкая революция, партийный «коммунизм», послевоенный революционный кризис
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments