Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

«Исламская революция» в Иране. Часть 2

Вo второй статье об «Исламской революции» в Иране мы представили хронологию событий после прихода Хомейни к власти, наступления исламской контрреволюции и реакционной роли «антиимпериалистической» идеологии мелкобуржуазных левых. Мы также подробно остановились на давлении крупнейших империалистических держав на Иран в вопросе ядерной программы и на сложившейся политической и экономической ситуации в стране до и после волны протестов в 2009 г.



Демонстрация бастующих нефтяников перед зданием Национальной иранской нефтяной компании, 1978 г., Тегеран


Продолжим рассмотрение статьи Иранская революция 1979 г. из журнала Wildcat: «Президент США Картер в своих мемуарах жаловался на то, что муллы его обманули. Фактически, Февральское восстание вынудило режим радикализироваться и начать разыгрывать антиимпериалистическую карту. Если сегодня прочитать, что в то время муллы говорили и делали, то становится ясным, что они испытывали сильное давление; они боялись, что если они ничего не сделают, то все взорвется. „У многих имелись левые идеи против США, против капиталистов и т.д. - мы должны были действовать!“ На этом этапе антиимпериалистическая идеология была важнее религии.

Например, вскоре после Февральского восстания иранские народные партизаны-фидаины захватили посольство США. Тогдашний министр иностранных дел исламского правительства быстро бросился наводить порядок. Эта попытка не дала желаемый эффект. Через девять месяцев свои же происламистские студенты однозначно получили сигнал сверху на захват посольства. После того, как посольство США было оккупировано, большая часть левых столкнулась с дилеммой: „что нам теперь делать? Мы не можем просто стоять в стороне, если студенты займут американское посольство!“ Еще девять месяцев назад левые сами скандировали: „После шаха США!“ Вот почему многие левые приняли участие в захвате посольства. Антиимпериализм на практике означал поддержку „антиимпериалистического“ режима. Позже многие левые приняли участие в „оборонительной войне“ против Ирака (с сентября 1980 г. по август 1988 г.) и в подавлении революционного движения - до тех пор, пока режим также не арестовал и не казнил их. С самого начала Хомейни агитировал против студентов и особенно против женщин. Но многие левые хотели видеть в нем борца с США, антиимпериалиста!Collapse )

«Исламская революция» в Иране. Часть 1

Во второй части текста Инструментализация пролетариата со стороны правящего класса в борьбе за власть мы начинаем серию статей о так называемой «Исламской революции» в Иране. В сегодняшней статье на основе рассказа одного из участников этих событий мы постарались представить предысторию свержения шаха, динамику сопротивления пролетариата и усиления влияния и силы исламистов и исламисток в Иране до прихода к власти режима мулл и в самом начале их власти. В статье также присутствует критика тактики и практики левой герильи, а ещё мы подробно остановились на описании пагубности для пролетариата иметь иллюзии относительно политических сил, будь то левые, правые или центристские.



Подборка фотографий демонстраций в Куме и Тебризе, 9 января и 18 февраля 1978 г.


Так называемая «Исламская революция» 1979 г. в Иране является особым примером инструментализации классовой борьбы пролетариата со стороны правящего класса во внутрикапиталистической борьбе за власть. Правящий до 1979 г. шах Мохаммед Реза Пехлеви был марионеткой американского империализма и гарантом доступа США к иранской нефти.

Свержение шаха 16 января 1979 г. стало возможным только благодаря классовой борьбе пролетариата. Вот что писал один изгнанный из Ирана товарищ в радикально-марксистском журнале Wildcat о сопротивление иранских рабочих и работниц в конце 1960-х - начале 1970-х гг.: «Одной из важнейших забастовок была стачка водителей автобусов в 1968 г. В ответ на попытку властей поднять плату за проезд началась забастовка студентов, школьников, пассажиров, водителей автобусов и работников общественного транспорта, которая завершилась победой и решение было отменено. В 1971 г. в Тегеране объявили забастовку текстильщики, которые провели свой знаменитый марш. Полиция и Савак (служба внутренней безопасности Ирана с 1957 по 1979 гг.) открыли огонь по демонстрантам и убили десять рабочих.

Незадолго до этого в Иране началось движение городской герильи, которое, „будучи маленьким маховиком, запустило большой“. Городские партизаны утверждали, что демонстрация работников текстильной промышленности подтверждает их концепцию („Наше движение принесло свои плоды“). Однако связь между иранской герильей и рабочим движением была искусственной. Рабочая борьба возникла независимо от городской герильи.Collapse )

Инструментализация пролетариата со стороны правящего класса в борьбе за власть

Во втором тексте Записoк о классовой борьбе мы проанализируем инструментализацию пролетариата во внутрибуржуазной борьбе за власть. В качестве примеров мы бы хотели привести государственный переворот Пилсудского в Польше и так называемую «исламскую революцию» в Иране. Особенно на примере Ирана мы резко критикуем глобальную социально-реакционную практику мелкобуржуазных политических левых в деле использования и приведения в жертву пролетариата ради своих корыстных «союзов» с буржуазией. В сегодняшней статье мы рассмотрим переворот Пилсудского в Польше в 1926 г., а про Иран будут наши следующие статьи.



Солдаты маршала Пилсудского стреляют по окнам универмага братьев Яблковских, где оборонялись правительственные войска, 12-14 мая 1926 г., Варшава


Майский переворот Пилсудского в Польше

Очень часто правящий капиталистический класс в борьбе за власть использует пролетариат как массу для манёвров, мобилизует и инструментализирует его против его собственных социальных интересов. Так, например, государственный переворот Пилсудского в Польше в 1926 г. против своих буржуазных конкурентов оказался успешным только благодаря мобилизации и использованию им в своих корыстных целях части рабочего класса.

В конце 18 - начале 19 века Польша была разделена между Пруссией, Австрией и Россией, однако восстановила свой статус независимого национального государства во время политической реорганизации Европы после Первой мировой войны. После возвращения в 1918 г. из изгнания Юзеф Пилсудский становится первым демократическим президентом Польши. Однако в 1922 г. ему пришлось столкнулся с острой внутридемократической конкуренцией, в результате чего ему пришлось подать в отставку. До прихода к власти Пилсудский принадлежал к Польской социалистической партии (ППС), которая стояла на позициях одной из разновидностей национально-частнокапиталистического мелкобуржуазного социализма. Даже после разрыва с ППС Пилсудский все ещё обладал достаточным авторитетом среди наёмных работников и работниц, чтобы с их помощью в 1926 г. вернуть себе власть.Collapse )

Теоретическое наследие послевоенного революционного кризиса

В нашей заключительной статье о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-23 гг. содержится рассказ о теоретическом наследии этого значимого для истории классовой борьбы пролетариата события. В статье приводится критика деятельности и сущности марксистско-ленинистских сект, анархо-синдикалистских профсоюзов и мелкобуржуазных левых. Также мы подробно остановились на действиях промышленных союзов AAUD и AAUE во время послевоенного революционного кризиса, указали на допущенные ими ошибки в организационных вопросах после победы контрреволюции и рассказали о возможной организации социально-революционных групп в нереволюционные и революционные времена.



Расстрел немецкого коммуниста, 1919 г. Мюнхен


Чтение брошюры Oтто Рюле От буржуазной революции к пролетарской образца 1924 г. всегда доставляет огромное удовольствие. Она является настоящей жемчужиной марксистской теории. В ней Рюле удалось теоретически точно и выразительно обработать и передать всю интеллектуальную гибкость и практическую последовательность всего опыта послевоенного революционного кризиса. Этот труд, несомненно, является интеллектуальным наследием послевоенного революционного кризиса. Наследием, которое мы последовательно и бескомпромиссно защищаем от социально-реакционного идеологического мусора, которым мелкобуржуазная левая политика духовно загрязняет окружающую среду. Однако сегодня защита интеллектуального наследия послевоенного революционного кризиса означает - выход за рамки теории Рюле.

Важнейший практический результат послевоенного революционного кризиса Рюле сформулировал в 1924 г.: «Самым большим уроком для пролетариата, исходящим из событий немецкой революции начиная с 1918 г., стал тот факт, что сегодня партия и профсоюзы являются самыми большими препятствиями для пролетарской революции.» (Отто Рюле, Von der bürgerlichen zur proletarischen Revolution (От буржуазной революции к пролетарской), издательство am anderen Ufer, Дрезден 1924 г., стр. 4) Это сформулированное Отто Рюле в 1924 г. осознание реакционности и непригодности для классовой борьбы пролетариата и для социальной революции партий и профсоюзов, было тысячу раз подтверждено последующим ходом истории. Вот почему мы бескомпромиссно защищаем его наследие от всех нападок партийного марксизма, институционализированного рабочего движения и анархо-синдикализма.Collapse )



Послевоенный революционный кризис в Германии (1918-1923)
Развитие капитализма в Германской империи
Марксизм до Первой мировой войны
Анархизм до Первой мировой войны
Мировой исторический период 1914-1945 гг.
Ноябрьская революция часть 1
Ноябрьская революция часть 2
Формирование революционных и контрреволюционных сил
Январские бои в Берлине
Бременская «советская» республика
Система советов Гамбурга
Массовые забастовки и вооружённая борьба часть 1
Массовые забастовки и вооружённая борьба часть 2
Всеобщая забастовка и мартовские бои в Берлине
Баварская «советская» республика
Сильные и слабые стороны движения советов 1918/19 гг. Часть 1
Сильные и слабые стороны движения советов 1918/19 гг. Часть 2
«К»ПГ против «левых радикалов»
Капповский путч
Красная армия Рура
Формирование ФАУД (С), промышленных союзов и КРПГ
Мартовские бои 1921 г.
Мнимая «революционная ситуация» в 1923 г.
Теоретическое наследие послевоенного революционного кризиса

Мнимая «революционная ситуация» в 1923 г.

В нашей предпоследней статье о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-23 гг. мы бы хотели рассказать о тактике и политике бюрократического путчизма «К»П Германии образца 1923 г. Она была пропитана духом национал-большевизма, состояла из политики единого фронта с контрреволюционной социал-демократией и служила интересам советского империализма.


Баррикады в квартале Бармбек, октябрь 1923 г., Гамбург


В 1923 г. после усиления гиперинфляции и оккупации французским империализмом Рурской области социальное положение людей в Германии резко ухудшилось. Причиной военного вторжения Франции была просрочка обязательств по уплате репараций Германией, которые согласно Версальскому договору 1919 г. возлагались на Веймарскую республику странами-победительницами в Первой мировой войне. Правительство в Берлине призвало к пассивному сопротивлению, националистки и националисты начали вооружённую борьбу против французской армии.

Во время французской оккупации Рурской области «К»П Германии начала отвратительную национал-большевистскую кампанию. Так, в январе 1923 г. в партийном органе Rote Fahne (Красное знамя) появилась статья со следующим содержанием: «Немецкая нация свалится в пропасть, если пролетариат не спасёт её. Немецкие капиталисты продадут и уничтожат нацию, если рабочий класс не встанет на её защиту. Или она умрёт от голода и распадётся под натиском французских штыков, или её спасёт диктатура пролетариата». Спасение нации со стороны пролетариата является самообманом, т.к. нация и национальное государство может существовать только благодаря социально-экономической и политической эксплуатации пролетариата. В действительности социальная эмансипация пролетариата происходит на основе освобождения пролетариата от оков нации и национального государства. Национал-большевизм «К»ПГ был полностью контрреволюционным.Collapse )

Мартовские бои 1921 г.

В продолжении серии статей о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-23 гг. представляем наш рассказ о мартовском восстании 1921 г. В статье нам удалось показать, что в целом эти события были продуктом путчистской тактики обеих «коммунистических» партий: О«К»ПГ и КРПГ, которые объективно действовали ради империалистических интересов большевистских вождей из Москвы. Только в центральной Германии, в городах Лойна, Эйслебен, Мансфельд и других восстание носило революционный характер, там начались всеобщие забастовки, экспроприация оружия и создание рабочего ополчения для борьбы с контрреволюцией.



Бронепоезд, сделанный рабочими Лойны, март 1921 г.


Мартовские бои 1921 г. в центральной Германии были результатом локального обострения классовой борьбы, вооружённой провокации контрреволюции и направляемым Москвой путчем Объединённой «коммунистической» партии Германии (О«К»ПГ), в который, к сожалению, дала себя втянуть и КРПГ.

Давайте сначала рассмотрим госкапиталистический путчизм О«К»ПГ, для которой пролетариат центральной Германии во время мартовских событий был ни чем иным, как массой для манёвров. В марте 1921 г. советский государственный капитализм, подавив восстание в Кронштадте, победоносно завершил контрреволюцию, однако внутриполитическая ситуация оставалась очень напряжённой. Тем важнее было для хозяев московского Кремля продолжать представлять себя за пределами «Советской» России как двигателей мировой революции и по возможности посредством создания новых госкапиталистических режимов преодолеть изоляцию страны. В то же самое время советско-российская партийно-государственная бюрократия была в целом готова также заигрывать с частнокапиталистическими государствами. Так, в 20-х гг. военное сотрудничество между советским и германским империализмом развивалось быстрыми темпами. Collapse )

Формирование ФАУД (С), промышленных союзов и КРПГ

В нашей семнадцатой статье о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-23 гг. содержится наш рассказ о возникновении анархо-синдикалисткого ФАУД, КРПГ и промышленных союзов AAUD и AAU-Е. Последние заложили фундамент социально-революционной альтернативы к партийному марксизму и анархо-синдикализму тем, что отвергли партийную и профсоюзную форму организации и сделали ставку на органы самоорганизованной классовой борьбы пролетариата.



Ксилография Герда Арнца «Забастовка», 1936 г.


Как мы уже упоминали ранее в наших статьях, синдикалистская Свободная ассоциация ещё до конца 1918 г. и начала 1919 г. находилась под сильным влиянием радикального марксизма. Однако в течении 1919 г. анархистское течение внутри ассоциации стало всё более сильным. ЦК «К»ПГ своей злостной пропагандой против синдикализма только помогал анархизму в идеологическом завоевании Свободной ассоциации. В первой половине 1919 г., особенно в Рурской области двойное членство в КПГ и в Свободной ассоциации не было редкостью. Это было как бельмо на глазу идеологов партийного марксизма и анархо-синдикализма. Так они начали производить политико-идеологический раскол в рядах самых радикальных пролетариев и пролетарок. Подобно тому, как для «коммунистических» партийных шишек «синдикализм» превратился в идеологически искажённый образ врага, так и «марксизм» стал объектом травли анархо-синдикалистских идеологов. В декабре 1919 г. под влиянием анархо-синдикалистских идеологов Рудольфа Рокера и Августина Сухи произошла трансформация Свободной ассоциации в Союз свободных рабочих Германии (синдикалистов) (ФАУД (С)).

Эта идеологическая трансформация к анархо-синдикализму на теоретическом уровне была однозначно шагом назад. Несмотря на все осуждения нами недостаточной критики государства и схематических, догматических и технократических тенденций марксизма, его теоретическая основа - материалистическое понимание истории и диалектический метод - намного превосходит теории коммунистического анархизма и анархо-синдикализма. (см. Марксизм до Первой мировой войны, Анархизм до Первой мировой войны и Сильные и слабые стороны движения советов 1918/19 гг.). Как сильно идеалистическая пацифистская идеология Рокера и чрезмерные испарения морали Сухи, так и интеллектуальные излияния партийного марксизма не могли придать революционной борьбе классово-боевого пролетариата теоретической ясности.Collapse )

Красная армия Рура

В продолжении серии статей о послевоенном революционном кризисе в Германии представляем наш рассказ о пролетарском восстании в Рурской области в марте/апреле 1920 г. В статье мы подробно остановились на формированиях рабочего ополчения, существовавших на территории восстания, и, в частности, на Красной армии Рура. Мы также сравнили вооружённые формирования послевоенного революционного кризиса в Германии с Красной гвардией времён русской революции. На примере исторических фактов нам удалось доказать, что уже который раз политические партии и профсоюзы «рабочего» движения, исходя из своих интересов, саботировали вооружённую борьбу пролетариата, вели за его спиной переговоры с демократической контрреволюцией и подготовили жестокое поражение пролетариата.



center>
Продвижение Красной армии Рура, 17-23 марта 1920 г.


В Рурской области ещё до Капповского путча демократическая контрреволюция ввела повышенное чрезвычайное военное положение против класово-боевого пролетариата. Фактически с февраля 1919 г. в Руре властвовал режим военной диктатуры генерала рейхсвера фон Ваттера. В виде демократического фигового листка к нему был приставлен социал-демократический комиссар Северинг, чтобы «военное насилие ограничивалось минимумом». Во время путча фон Ваттер пытался вести себя как можно более «нейтрально», но действовал со всей жёсткостью против классово-боевого пролетариата. Этим он показал своё высокое реакционное классовое сознание. Однако демократия по-прежнему оставалась политической формой правления капитала в Германии. Так к чему весь этот бессмысленный семейный сыр-бор?! Важнее было то, что вся капиталистическо-юнкерская семья держалась бы вместе против пролетариата!

В классовой борьбе сверху против пролетариата фон Ваттер опирался на однозначно реакционно-прокапиталистические добровольческие формирования Лихтшлаг, Хазенклевер, Шульц и Хагетау. Однако воинствующий пролетариат Рурской области в тяжёлых уличных боях победил вышеупомянутые фрайкоры и рейхсвер. 16 марта 1920 г. плохо вооружённые рабочие и работницы нанесли удар по фрайкору Лихтшлаг и победили его! 17 марта подразделения Лихтшлага были вытеснены из Дортмунда. До 23 марта от контрреволюционных войск были освобождены также Бохум, Дуйсбург, Хамборн и Хамм. В освобождённых городах в районах от Липпе до Рура политический контроль взяли на себя Комитеты действия и Исполнительные комитеты, в которых доминировали «рабочие» партии СДПГ-большинства, НСДПГ и «К»ПГ. Хотя эти Исполкомы не разрушили местные парламенты и государственные аппараты, они контролировали их гораздо последовательнее, чем в 1918-1919 гг.Collapse )

Капповский путч

Мы продолжаем серию статей под общим названием «Послевоенный революционный кризис в Германии (1918-1923)», и сегодня мы бы хотели рассказать о попытке военного переворота постмонархической предфашистской реакции. В статье нам удалось показать, что военный переворот удалось остановить только благодаря всеобщей забастовке пролетариата, при этом рабочие и работницы, у большинства которых преобладало демократическое сознание, оставались пешками в игре правящих социал-демократов. «К»П Германии по указке из Москвы стремилась к образованию реакционного единого фронта с СДПГ-большинства и НСДПГ, плелась в хвосте событий и вначале даже не поддержала всеобщую забастовку.


Члены военно-морской бригады Эрхардтa раздают листовки, Берлин, 13 марта 1920 г.

В 1918-1919 гг. частнокапиталистическая контрреволюция одержала победу над классово-боевым пролетариатом и созданной им системой советов. Однако контрреволюция была принципиально разделена на демократическое и постмонархическое предфашистское крылья. Главной силой демократической контрреволюции была СДПГ-большинства, которая, будучи «рабочей» партией, все ещё имела достаточно сил, чтобы изнутри притупить и подорвать классовую борьбу пролетариата. Объективно СДПГ-большинства получила поддержку со стороны НСДПГ и правого аппаратного крыла «К»ПГ, которая также делала ставку на парламентский и профсоюзный социал-реформизм, приукрашивая их идеологией государственного капитализма и псевдореволюционными фразами. После победы реакционного аппаратного крыла «К»ПГ, т.е. после внутрипартийной контрреволюции, революционное крыло должно было заново переориентироваться. Теперь в Германии было три реакционных «рабочих» партии: СДПГ-большинства, НСДПГ и «К»ПГ.

После победы над пролетариатом постмонархическое предфашистское крыло немецкой контрреволюции, которое имело опору в рейхсвере, в добровольческих корпусах (фрайкорах) и в охранной полиции, стремилось также покончить с демократией. Особенно подчинение правительства Германии империалистическому мирному диктату Версаля, который из-за репарационных выплат привёл к усилению эксплуатации пролетариата и серьёзному демонтажу и разоружению немецкого национального капитала, привёло к крупным конфликтам внутри частнокапиталистической социальной реакции. Так, согласно империалистическому мирному диктату Версаля численность рейхсвера должна была не превышать 100 000 солдат, а силы гражданской самообороны и добровольческие отряды по контракту были распущены. 1 марта 1920 г. возглавляемое СДПГ-большинства правительство распорядилось распустить военно-морскую бригаду Эрхардта. Постмонархистская дофашистская контрреволюция не захотела мириться с роспуском фрайкора им. Эрхардта. Этот вопрос привёл к разрыву с демократической фракцией контрреволюции (СДПГ-большинства, Партия центра и Немецкая демократическая партия) до того, как первые смогли расширить свои позиции.Collapse )

«К»ПГ против «левых радикалов»

В нашей четырнадцатой статье о послевоенном революционном кризисе в Германии 1918-23 гг. мы коротко остановились на бюрократической борьбе социал-реформистской верхушки «К»ПГ против революционного партийного базиса. Нам удалось показать, что партии по своей сути являются в лучшем случае скрытыми контрреволюционными организациями и что после исключения революционеров и революционерок из «К»ПГ она через Коминтерн стала инструментом внешней политики госкапиталистической Советской России.



G_P_R_P.jpg
Видные деятели «левого радикализма» Германии (слева направо: Гортер, Паннекук, Рюле, Пфемферт)


С декабря 1918 г. по октябрь 1919 г. деятельность КПГ была отмечена противоречием, заключавшимся в том, что, будучи связанной с Москвой партией, она была объективно реакционной, но при этом находилась под сильным влиянием субъективно революционного большинства партии. Однако структурный контрреволюционный характер «коммунистической» партийной бюрократии как придатка кремлёвских господ рано или поздно должен был начать превалировать над революционной субъективностью многих активистов и активисток базиса партии.

Как мы уже писали в нашей статье Формирование революционных и контрреволюционных сил, на учредительном съезде КПГ вопреки сопротивлению «коммунистического» аппарата радикальному крылу партии удалось провести антипарламентскую линию. Ещё одного поражения - в профсоюзном вопросе - «коммунистическим» социалиал-реформистам и реформисткам удалось избежать только путём отсрочки голосования по нему. После убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург «коммунистическим» верховным боссом «К»ПГ стал Пауль Леви, который продолжил свою борьбу против радикального крыла партии по профсоюзному вопросу.Collapse )

Москва против «левых радикалов»