?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: политика

Революционные матросы Киля во время Ноябрьской революции


Находящийся под сильным влиянием коммунистического анархизма анархо-синдикалистский Союз свободных рабочих Германии (ФАУД) отличался во время послевоенного революционного кризиса солидной критикой политических партий и государства. ФАУД распознал, что система советов не может принять форму правительства. Это был большой шаг вперёд по сравнению с идеологией партийного марксизма НСДПГ и КПГ, которая связывала систему советов с «рабочим государством». Как писал анархо-синдикалист Франц Барвих в 1920 г., «старые и недавно возникшие социал-демократические партии ведут себя более или менее „радикально“, но быстро исчерпывают себя, пытаясь набрать голоса такими лозунгами как „система советов, правительство советов, рабочие и солдатские советы и т. д.“ и взаимными оскорблениями без теоретического просвещения своих членов и указания им жизнеспособного пути. До сих пор все предложения этих государственных социалистов и коммунистов сводились к устранению только частного капитала в пользу государственного капитализма при сохранении системы прибыли и заработной платы». (Франц Барвих, Die Rätegesellschaft von unten auf! (Общество советов снизу!)

В отличие от позиции Мюзама в 1919 г. Барвих в 1920 г. больше не питал иллюзий по отношению к уже разбитой госкапиталистической Венгерской «советской» республике: «То, что государственный коммунизм является таким же враждебным по отношению к народу режимом, было доказано правительством советской Венгрии. Оно грозило рабочим Венгрии в случае попытки самостоятельной социализации смертной казнью. Точно также рабочим, отказавшимся участвовать в войне, угрожал расстрел по закону военного времени. Партийный коммунизм также принёс рабочим удлинение рабочего времени, поэтому никто даже пальцем не пошевельнул, когда этот режим рухнул». (Там же стр. 439)Read more...Collapse )

В нашей двенадцатой статье о послевоенном революционном кризисе в Германии мы предлагаем вниманию читателя анализ событий в Баварской «советской» республике. Благодаря диалектическому пониманию истории и общества нам удалось показать, что так называемая «советская» республика вначале была просто демократической республикой, в которой советы могли влиять на формирования правительства. Впоследствии вторая «советская» республика хотя и начала борьбу против частнокапиталистической демократической реакции, но в лучшем случае она стала бы прообразом госкапиталистического режима наподобие режима Ленина и Троцкого в Советской России.



Красноармейцы после взятия центрального вокзала Мюнхена, 13 апреля 1919 г.


7 ноября 1918 г. в Мюнхене мощная антивоенная демонстрация под предводительством пацифистского политика от НСДПГ Курта Эйснера привела к свержению монархии в Баварии. Большинство солдат в Мюнхене были также вовлечены в Ноябрьскую революцию. Ночью того же дня были образованы рабочий и солдатский совет, которые назначили Эйснера временно исполняющим обязанности премьер-министра Баварии. Эйснер принадлежал к правому крылу НСДПГ и был не более чем левым демократом. Его целью была интеграция системы советов в парламентскую демократию, и его позицию можно охарактеризовать как находящуюся где-то между революцией и контрреволюцией. Революция преследовала цель установления системы советов, и более или менее революционные силы стремились к разрушению парламентской демократии в пользу чистой системы советов. В Мюнхене КПГ и коммунистические анархисты и анархистки вокруг Курта Ландауэра и Эриха Мюзама принадлежали к субъективно революционным силам. Последний, как и почти все революционеры и революционерки того времени, имел иллюзии в отношении госкапиталистического большевизма и, не будучи членом партии, тесно сотрудничал с мюнхенским отделением КПГ. Коммунистический анархизм в лице Революционного рабочего совета (РРС) также создал свою собственную организацию в Мюнхене.

Контрреволюция в Баварии, как и во всей империи, представляла из себя блок демократических и постмонархических предфашистских сил. Ведущей силой демократического крыла баварской контрреволюции была СДПГ-большинства под руководством Эрхарда Ауэра, которая вместе с НСДПГ Курта Эйснера сформировала временное правительство. Как мы уже ранее замечали, правое крыло НСДПГ, включая самого Эйснера, являлось непоследовательной силой демократической контрреволюции. Эйснер выступал за установление парламентской системы, в которую должна была быть интегрирована система советов. Однако СДПГ-большинства как наиболее последовательная контрреволюционная сила стремилась разрушить систему советов. Этот план подразумевал разложение советов изнутри со стороны членов СДПГ-большинства, посредством по возможности скорых парламентских выборов должна была быть стабилизирована реакционная демократии в Баварии, а системе советов нанесён смертельный удар. В конце концов НСДПГ и СДПГ-большинства договорились назначить дату выборов в земельный парламент Баварии - ландтаг - на 13 января 1919 г.Read more...Collapse )

Во второй статье о «Коммунистическом» интернационале мы бы хотели остановится на борьбе этой организации против пролетарских революционерок, революционеров и интеллигентов на Западе. На тот момент большевики, которые фактически контролировали Коминтерн пытались навязать радикальным силам на Западе участие в парламентаризме, работу в социально-реакционых профсоюзах и политику единого фронта с контрреволюционной социал-демократией.



Видные деятели «левого радикализма» (слева на право: Гортер, Паннекук, Рюле, Пфемферт)


Как мы уже в наших предыдущих статьях заметили, большевистский государственный переворот в октябре 1917 г. вначале опирался на иллюзии пролетарских масс. Точно также на первых порах многие субъективно революционные пролетарии и пролетарки на частнокапиталистическом Западе были союзниками большевиков и членами национальных секций «Коммунистического» Интернационала. Однако политика Коминтерна была объективно социально-реакционной. Процесс радикализации социально-революционных интеллигентов, пролетарок, и пролетариев на Западе в течении времени должен был непременно привести к конфликтам с Москвой, этим самопровозглашённым центром «мировой революции».

Правление Коминтерна в Москве сделало из большевистской политики пример для подражания всех международных секций. В нашей статье Октябрьская революция - пролетарская революция или путч мелкобуржуазных радикалов? мы показали, что большевистская политика до установления госкапиталистического режима представляла собой смесь парламентского и профсоюзного социал-реформизма с тактикой государственного переворота на основе пролетарских и мелкокрестьянских иллюзий на начальной стадии. В большевистской политике не было и не могло было быть ничего революционного, т.к. социально-революционной может быть только упразднение политики. Однако большевистская политика была успешной для аппарата партии. Ему удалось захватить государственный аппарат и в конце концов слиться с ним воедино. Большевистская политика была успешной по причине слабости буржуазии, парламентаризма и мелкобуржуазной демократии, т.е. меньшевиков и эсеров.

Так, партия большевиков могла принимать участие в парламентских выборах и потом во время установления госкапиталистической диктатуры ликвидировать парламентскую демократию. До захвата власти им удалось заключить с меньшевиками и эсерами «тактический единый фронт» против Корнилова – и потом после окончания Гражданской войны запретить деятельность обоих партий.Read more...Collapse )

Мы продолжаем серию публикаций, приуроченных к 100-летней годовщине начала русской революции. Сегодня мы хотели бы рассказать об основании большевиками и зарубежными «Коммунистическими» партиями в 1919 г. 3-го «Коммунистического» интернационала. В первой статье нам удалось показать, что политика Коминтерна с первого дня своего основания носила социально-реакционный характер, учитывая поставленные цели, была абсолютно утопической и направлена на защиту интересов советского империализма.



Президиум заседания 1-го конгресса Коммунистического интернационала. 2 - 6 марта 1919 г.


Ленин и Троцкий идеологизировали Октябрьскую революцию как начало мировой революции. Однако она однозначно не была ею. На сегодняшний день после всего исторического опыта глобальная социальная революция может состоять только из непрерывной череды разрушений национальных государств. Так, каким же образом становление и формирование Советской России как госкапиталистической нации могло быть частью мировой революции?! Объективно Советская Россия всегда была частью всемирного капитала и, соответственно, врагом мирового пролетариата – независимо от внутрикапиталистической грызни между всемирной буржуазией и госкапиталистической бюрократией Советской России. Таким образом, ориентация Ленина и Троцкого на мировую революцию носила полностью идеологический и социально-демагогический характер, а именно, была самообманом и обманом мирового пролетариата.

«Коммунистический» интернационал как часть глобальной социальной реакции

Социально-демагогическая мания величия Российской «коммунистической» партии (большевиков) привела к тому, что она возомнила, что она является авангардом не только российского пролетариата, но и всего мирового. Результатом этого стало основание 2 марта 1919 г., в Москве «Коммунистического» Интернационала (Коминтерн, 3-й Интернационал). Этот Интернационал состоял из новоиспечённых «Коммунистических» партий разных стран, которые были радикальными отщеплениями от социал-демократии. Российская «коммунистическая» партия (большевиков) с самого начала была господствующим ядром этого Интернационала. На тот момент Р«К»П (б) уже была политической организацией, которая организовывала госкапиталистическую эксплуатацию российского пролетариата, и вместе с этим являлась частью глобальной капиталистической контрреволюции. Как мог Интернационал, в котором эта партия играла главенствующую роль, не быть контрреволюционным?! Таким образом, «Коммунистический» Интернационал с самого начала был частью глобальной социальной реакции.Read more...Collapse )

Во второй статье текста «Курдский национализм – враг мирового пролетариата» мы проанализировали историю репрессий арабского сирийского национализма по отношению к курдскому меньшинству в Сирии. Возникновение и становление левого курдского национализма в Сирии, его современную идеологию и практику «демократического конфедерализма». В статье также присутствует критика (мелко)буржуазной эмансипации женщин в Рожаве и, конечно, большинства левых в мире, которые видят в событиях, происходящих в сирийском Курдистане, что-то выходящее за рамки капитализма.


Курдские женщины-бойцы из бригад обороны (YPJ). Июль 2014 г.


Арабский сирийский национализм

В сирийском национальном государстве курды являются самым большим языковым и культурным меньшинством. Сирия возникла на обломках Османской империи после того, как страны-победители в Первой мировой войне пытались оторвать себе кусок побольше и вначале находилась под французским мандатом. Однако в 1946 г. Сирия стала независимой страной с сильными госкапиталистическими тенденциями и вмешательством государства в экономику. В 1957 г. Осман Сабри вместе с другими националистами основал Демократическую партию Сирийского Курдистана (ДПСК). Целью этой партии было создание более широкой культурно-национальной автономии в рамках демократической Сирии. Таким образом курдский национализм в Сирии изначально был мотором капиталистической модернизации. Однако для левых мечтателей национальная и демократическая автономия является не одной из форм осуществления и утверждения капитализма и вместе с этим принципиально реакционным явлением, а как бы чем-то эмансипированным и прогрессивным. Начиная с момента появления национал-демократы из ДПСК стали объектами репрессий сирийских националистов.

После провала попытки создания союзного государства с Египтом, Сирия в 1961 г. объявила себя арабской республикой. Курды быстро стали «инородным телом» внутри сирийской арабской нации. В результате специальной переписи населения в 1962 г. в населённой преимущественно курдами северной провинции Аль-Джазира 120 000 курдов (20% от тогдашней общей численности сирийских курдов) были объявлены иностранцами. Сортировка курдов на «граждан» и «иностранцев» со стороны сирийских националистов была очень произвольной: так, вдруг члены одной и той же семьи оказывались «гражданами» и «иностранцами». Это была сверхрепрессивная демонстрация того факта, что нация сама по себе не является чем-то естественным, и именно капиталистическое централизованное государство решает, кто может принадлежать к ней, а кто нет. Под предлогом обмена удостоверения личности у многих курдов забирались паспорта, и им присваивался статус «иностранца» или ещё хуже - статус «незарегистрированного». Кампания лишения гражданства курдов проходила под такими националистическими лозунгами как: «Сохранить Аль-Джазиру арабской!» и «Огонь по курдской опасности!». Read more...Collapse )

Profile

tenox
За самоупразднение пролетариата!

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner