Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Капиталистическая экономическая политика как пример классовой борьбы сверху

В нашей третей статье речь пойдёт об организации эксплуатации пролетариата при частнокапиталистическом и государственном капитализме и её взаимосвязи с буржуазной политикой в обоих системах. Мы также подробно остановились на основаниях возникновения капиталистических кризисов с точки зрения тенденции нормы прибыли к понижению. В статье также присутствует анализ ответной реакции капитала на кризис производства прибыли начавшийся с середины 70–ых годов на Западе в виде «неолиберального» наступления. Мы также подробно рассмотрели последствия капитуляции советского госкапитализма в Холодной войне, а также причины возникновения глобального финансового кризиса 2007-2008 гг.


В результате финансового кризиса 2007-2008 гг. только в США около 8 миллиона людей потеряли работу и около 6 миллионов жильё

Капиталистический способ производства и буржуазная политика взаимно порождают и воспроизводят друг друга. Под политикой мы понимаем организацию гражданского классового общества в форме государства. В обществе с капиталистическим способом производства, политика может быть только капиталистической. Антикапиталистические государства и политика существуют только в фантазиях левых мелких буржуа. В действительности такие левобуржуазные раи, как госкапиталистическая Куба или частнокапиталистическая Венесуэла, где государство активно вмешивается в систему социального обеспечения, также являются капиталистическими. К этим левобуржуазным раям мы ещё вернёмся позже. При капитализме профессиональные политики живут за счёт прибавочной стоимости, которую производит пролетариат. Т.е. политики живут за счёт эксплуатации пролетариата. При госкапитализме (СССР, ГДР, ЧССР и.т.д), где почти вся экономика была огосударствлена, марксистско–ленинистские политбоссы были правящим классом, который эксплуатировал пролетариат посредством государства. Партийные и государственные бюрократы и бюрократки были управляющими государства и государственных средств производства. Хотя производственные средства и не принадлежали госкапиталистическим политбоссам, но как управляющие государства они распоряжались ими. Пролетарии и пролетарки должны были сдавать в наём государству свою рабочую силу, а государство посредством национализированных предприятий напрямую присваивало себе произведённую пролетариатом прибавочную стоимость. Посредством налогообложения пролетариата партийные, государственные, профсоюзные и промышленные боссы присваивали косвенно произведённую пролетариатом прибавочную стоимость. Эта политическая форма присваивания прибавочной стоимости через налогообложение господствует при частнособственническом капитализме, т.к. там государственные предприятия являются исключением, а не правилом. В этом случае прибавочная стоимость производится пролетариатом на частнокапиталистических предприятиях. Посредством налогообложения буржуазии (капиталистов, менеджеров и высокопоставленных политиков) и пролетариата буржуазное государство присваивает себе часть прибавочной стоимости. За счёт этой прибавочной стоимости живут как местные региональные, так и общенациональные парламентарии и члены правительства. При частнособственническом капитализме высокопоставленные политики, капиталисты и менеджеры образуют ядро социально–экономического класса капиталистов.Collapse )

Испания 1936-37: Миф об «анархистких коллективах» часть 1


В эти дни 75-ой годовщины июльского восстания важно еще раз понять, чем были в действительности «анархисткие коллективы»? В статье из левокоммунистического испанского журнала
ACCION PROLETARIA No.20 критически рассматривается такой для анархистов и анархо-синдикалистов «священный» вопрос, как самоуправление в коммунах и кооперативах в испанской «революции». Хотя мы не совсем согласны с некоторыми формулировками, но эта статья обладает тем, чем сегодня обладают не многие статьи: абсолютной ясностью, радикальной критикой и не оставляет места для компромиссов.

 

Испанские коллективы, образца 1936 года, официальные анархисты часто их преподносят как идеальную модель революции. Согласно их представлению, коллективы предоставляют возможность рабочего самоуправления производством, означают устранение бюрократии, увеличение производительности и «чудом всех чудес», «делом рук самих рабочих» и «постоянно управляемыми либертариями» (описание Гастона Леваля, одного из ярых защитников анархо-синдикализма и CNT).

 

Но официальные анархисты не единственные, кто восхваляет нам «рай» коллективов. Эриберт Баррера, каталонский республиканец, депутат кортеса, хвалил коллективы как «пример социальной рыночной экономики, которые уважают человеческую свободу и инициативу», в то время как сторонники POUM рассказывали, «что коллективы в испанской революции, по сравнению с русской революцией, носят наиболее глубокий характер».

 

Что касается нашей позиции, то мы вынуждены опять плыть «против течения»: коллективы образца 1936-го года были не средством пролетарской революции, а инструментом буржуазной контрреволюции; также они были не «организациями нового общества», а последним спасением старого, которые сохранились во всей своей ужасной форме.

 

 

Collapse )